Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Теракты 11 сентября — популярная тема в русском фигурном катании. О них номера Медведевой и Авербуха

Об этих постановках много спорили.

Другое
11 сентября 2019, Среда, 12:30
Getty Images

11 сентября 2001 года 19 членов «Аль-Каиды» захватили четыре лайнера Boeing и направили их в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и здание Пентагона в Вашингтоне. Два самолета врезались в Башни-близнецы с разницей в 17 минут. В отчаянных попытках спастись люди выпрыгивали из горящего 110-этажного здания. Ужасная картина надолго застыла перед глазами у тех, кто включил телевизор в вечерний прайм-тайм и наткнулся на экстренные выпуски новостей. И навсегда изменила мир.

В списке погибших — 2977 человек. Ранения различной степени тяжести получили больше 6000 человек.

Трагедия, которая изменила мир, — это не пустые слова. События 11 сентября действительно очень серьезно повлияли на политическую жизнь не только в Америке. И, естественно, нашли широкое отражение в культуре, искусстве и спорте.

На Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити сразу несколько фигуристов посвятили свои выступления жертвам теракта. Среди них — главные претенденты на медали: французы Анисина/Пейзера и россияне Лобачева/Авербух.

«Мы поставили программу летом, еще до 11 сентября, — рассказывала Марина Анисина. — Хотели, чтобы наш произвольный танец был серьезным и даже грандиозным. Запомнился публике, а не был простым дрыганьем. А когда в Америке произошли эти ужасные события, подумали, что выбранные нами символы свободы продолжают быть актуальными как для американского, так и для всех остальных народов мира».

Программа Лобачевой и Авербуха «Время мира» появилась уже после 11 сентября. И все еще считается одной из самых спорных в фигурном катании.

Лобачева и Авербух

До Олимпиады в Солт-Лейк-Сити Лобачева и Авербух переживали кризис. Лучшим результатом было третье место на чемпионате мира в Ванкувере в 2001 году. Особенно удручающим получился сезон-1999/2000, когда танцоры четырежды меняли произвольную программу.

В олимпийском сезоне тоже решились на перемены. Еще летом готовили «Танец с саблями» на музыку Арама Хачатуряна, но после 11 сентября отказались от него. В работе над новой программой Илья Авербух участвовал не только как спортсмен, но и как постановщик.

«Произвольный танец Лобачевой и Авербуха весь пронизан идеей мира, добра и жизни, — объясняла задумку тренер пары Наталья Линичук. — Для первой части программы мы выбрали музыку клавесина. В фигурном катании ее еще никто не использовал, а ведь эта музыка абсолютна, божественна».

В образах фигуристов много символов: будто обгоревшие костюмы, седина в волосах. Специфические поддержки только усиливают эффект.

До поездки в Солт-Лейк-Сити программу принимали неплохо.

«С помощью танца мы попытались рассказать о вечной теме — добре и зле, — вспоминал потом Авербух. — Главным для нас было взволновать публику, заставить ее сопереживать, и это получилось. Зрители вставали, когда мы заканчивали выступать, и это лучшая награда для нас. Каждый увидел в нашем танце свое: кто-то заплаканные лица людей в Нью-Йорке, кто-то страшное зрелище — рушившиеся дома на Каширке. В техническом плане мы постарались отойти от всего, что было раньше, и изобрести что-то новое».

В Америке «Время мира» произвело, скорее, обратный эффект. Зрители посчитали программу конъюнктурной. Судьи оценили задумку лучше, но олимпийское золото отдали главным соперникам — их образы показались тоньше и выразительнее.

Медведева и Авербух

К теме 11 сентября Авербух вернулся через 14 лет, уже как постановщик. В основе его произвольной программы для Евгении Медведевой — сюжет фильма «Жутко громко и запредельно близко» голливудского режиссера Стивена Долдри.

Это история 9-летнего мальчика, которого из-за теракта раньше отпустили из школы. Оказавшись дома, он обнаружил на автоответчике пять сообщений от своего отца, который в день трагедии был на важных переговорах во Всемирном торговом центре. Когда телефон зазвонил в шестой раз, у маленького героя фильма просто не хватило смелости, чтобы ответить. Автоответчик записал шестое сообщение, которое оборвалось в момент падения второй башни. Стало понятно: отец погиб.

Авербух не раз подчеркивал, что во время постановки не хотел ограничиваться только историческим подтекстом или пересказом фильма. В итоге в программе Медведевой от режиссерской задумки Долдри осталась только основная сюжетная завязка.

«Я не хотел акцентировать внимание на этих событиях, — объясняет хореограф. — Я хотел, чтобы Женя отразила то состояние, которое невольно сопровождает нашу жизнь. Мы очень беззащитны перед тем, что, провожая дорогого человека просто на работу, как это происходит в начале, не знаем, что будет в дальнейшем.

В самом начале программы Женя провожает «своего» человека, он уходит, потом понимает, что забыл какую-то вещь, но она думает, что он придет вечером и все будет хорошо».

По словам Авербуха, финал постановки — открытый: каждый зритель сам решает, что предстоит пережить героине Медведевой, когда музыка затихнет. Женя решила все для себя еще во время первых прокатов.

«Эта программа — одна из самых сложных. Но мое восприятие не менялось. Просто все больше и больше вживалась в образ. Лично для меня финал — трагический. Я поднимаю трубку, мне говорят, что мой близкий человек больше никогда не вернется. Страшно по-настоящему».

Этери Тутберидзе, с которой Женя тогда еще работала в одной команде, лучше всех могла объяснить, что чувствует человек, если вокруг него рушится целый мир. 19 апреля 1995 года она оказалась в Оклахоме, в нескольких метрах от здания имени Альфреда Марра. В районе 9 утра в машине напротив сработало взрывное устройство. Его мощности хватило, чтобы убить 168 человек и ранить 680. До событий 11 сентября это был крупнейший теракт на территории США.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене