logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Герой немецкого фильма о допинге в русском спорте Казарин рассказал, как оказался в центре скандала

И как РУСАДА отловило его в Киргизии.

Другое
11 июля 2019, Четверг, 12:20
Getty Images

Тренера дисквалифицированной чемпионки Лондона — 2012 в беге на 800 м Марии Савиновой Владимира Казарина Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) пожизненно отстранила от работы в конце 2015 года.

Причина — устные доказательства и видео, которые предоставила легкоатлетка и осведомитель немецкого журналиста Хайо Зеппельта Юлия Степанова.

Вот диалог тренера и спортсменки из фильма Зеппельта (дальше он объяснит, как было на самом деле, по его версии):

Казарин: Мы можем работать с оксандролоном и примоболаном. Сначала эритропоэтин, само собой. Но мы должны быть осторожными — на тот случай, если вдруг контролеры нагрянут. Вот тебе таблетки (кладет на стол упаковку).

Степанова: Что это?

Казарин: Оксандролон.

(vk.com/id123733736)
vk.com/id123733736

До 14 июня 2019 года Казарин в сводках новостей больше и не фигурировал. Пока Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) не открыло дела в отношении семи спортсменов, работавших с ним в Киргизии осенью 2018-го и весной 2019 года. Тренеру в конспирации не помогла даже борода.

«Первая реакция — сожаление о том, что продолжал работать, хотя, конечно, был уведомлен о том, что нельзя мне этого делать. Но в силу того, что всю жизнь проработал в легкой атлетике, мысли подвели меня к тому, чтобы я продолжил эти занятия. Хотя и понимал, что рано или поздно сложится та ситуация, которая произошла», — рассказал Казарин в интервью Матч ТВ.

Тем более он чувствовал, что за ним кто-то следит.

«Это как разведчик, что ли. Он же всегда чувствует какую-то слежку. Потому что не расслабляешься, находишься всегда в таком состоянии, всего боишься. Не дай бог кто-то что-то увидит, услышит. Скрываешься на тренировках. Они же даже квадрокоптер запускали. Единственный раз, когда мы вышли на эту дорогу, они приехали. Мы их даже не сразу заметили. А потом поняли, что, видимо, да, это РУСАДА».

Но даже это не остановило его продолжать работать. Казарин же никогда не признавал своей вины. Он до сих пор считает, что его спортсмены бегали чистыми. А все победы добывались за счет упорных тренировок. Он даже не стал отрицать, что во многом начал тренировать назло федерации, которая ничем не помогла.

«Я даже, может, больше обиделся на страну. Ну, не в глобальном смысле, а на федерацию, которая просто нас слила, говоря по-русски. Мне было очень обидно. Потому что когда это все произошло, нас взяли и как мусор выкинули. А Маше, я думаю, было обидно вдвойне. Она за страну билась на всех соревнованиях, где выступала.

Конечно, меня предупреждали. Уже после всех этих новостей я тоже немного подсорвался на встрече со Шляхтиным. Сначала мне Андрей Паркин (исполнительный директор ВФЛА. — Sport24) позвонил:

— Владимир Семенович, ну что ж вы так подводите нас.

А я же сначала даже не понял, кто такой Паркин, я его и не знал никогда. Говорю:

— Чем же я подвожу?

— Вас же дисквалифицировали, а вы продолжаете работать.

— Да, продолжаю. А вы почему со своей стороны ничего не предприняли, когда это все произошло? А сейчас меня начинаете строить?

— А что мне передать президенту Шляхтину?

— Так и передай.

Ну, понятно, что тут просто обида», — сказал тренер.

Все проблемы с допингом и обвинениями начались, по словам Казарина, после того, как к нему в группу пришла бомба замедленного действия в лице Степановой.

Только спустя годы он понял, что спортсменка, вероятно, появилась не случайно. Это был постолимпийский год, а у подопечной Казарина золото на шее. Степанова тоже вроде бы хотела добиться высоких результатов, но не тренировки ее манили, а допинг.

«Она говорила: «Я же знаю, что принимают другие девочки». Я отвечал, что этим не занимаюсь. Говорю: «Хочешь у меня тренироваться чистой — давай, мы будем продолжать. Если нет — ты можешь другого тренера себе найти».

Вопрос «А как мне готовиться?» звучал чуть ли не каждый день. А мы что делаем, мы не готовимся, что ли?

По фильму по этому… Сейчас-то мне понятно, что это все было срежиссировано. Эта Степанова, она пришла, она же два года мне мозги парила. Два года:

— Владимир Семенович…

Я говорю:

— Маша-то бежит.

— Ну что Маша, ей же все позволено.

— Что ей позволено? Ты что, дура, что ли? Позволено…

— Ну как же, все ведь так бегают, я же знаю.

— Я не знаю, что ты знаешь.

Ну и потом, просто чтобы отвязаться от нее, я ей какие-то таблетки сунул. На, говорю, забери. Делай что хочешь. И она это все засняла.

(vk.com/id123733736)
vk.com/id123733736

Мне же Мельников (старший тренер группы выносливости сборной России в те годы. — Sport24) сразу сказал: «Не бери ее, потому что уже пришли документы, что она будет дисквалифицирована по паспорту крови», — вспомнил Казарин.

Вспомнил он и про некогда знаменитого тренера ходоков — Виктора Чегина (тоже пожизненно отстраненного).

«Он пофигист. Вот он — пофигист. Конечно, надо было где-то остановиться. Серия прямо, идет, и идет, и идет… Но он не смог остановиться. Тем более у него мощная поддержка везде была, и со стороны министерства спорта республики, и со стороны руководства Мордовии. И поэтому Чегин палку перегнул капитально. А так, ну что я могу сказать о нем? Конечно, он классный специалист. Я просто знаю, как он работает, ни один тренер так не подходит к тренировкам.

В плане тренировок индивидуальности у них как раз-таки очень мало. Но у них там просто ломовой вид спорта. Они встают в семь или полседьмого — у них первая тренировка, на час-полтора. В 11 — вторая, а вечером — третья. И они с утра до вечера пашут. Они так ходят! У нас никто такие объемы не делает, он смог вывести их на нереальные объемы. И самое главное — он работает над техникой. У него все ребята идут технично».

Но что там теперь он и Чегин. Свою невиновность уже никто из них никогда не докажет. А вот больше подпольно поработать тому же Казарину не удастся. Президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Дмитрий Шляхтин настроен решительно.

«Для меня принципиально, чтобы этот человек не тренировал. Не тренировал. Все», — резко высказался Шляхтин.

Хотя может выйти и совсем наоборот. Если бы не РУСАДА, так бы и не в курсе было руководство легкой атлетики о нарушителях.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене