logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Лучше, чем дома смотреть новости про коронавирус». Боец ММА Гулян пошел ремонтировать инфекционные отделения

Человек, который точно не останется без работы.

Бокс и ММА
3 апреля 2020, Пятница, 17:55
РИА Новости / instagram.com/armen__gulyan

Армен Гулян начал профессиональную карьеру в 2016-м году. С тех пор он выиграл девять из девяти поединков, но на сегодняшний день, как и многие бойцы ММА, остался без работы.

Но самоизоляции и простою он предпочел работу на стройке. Гулян отправил семью в Тверскую область, а сам отправился в область Московскую, чтобы ремонтировать инфекционные боксы, необходимость наличия которых в нашей стране, к сожалению, возрастает с каждым днем.

Подробности истории — в интервью Гуляна корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову.

— Многие бойцы выкладывают разные варианты своего карантинного времяпрепровождения. Кажется, вы от них сильно отличаетесь. Расскажите, чем занимаетесь?
— Если бы мне кто-то неделю назад сказал, что я буду на стройке работать, то отнесся бы к этому с большим скепсисом. В общем, как все было изначально: у моих близких товарищей, которые ходят ко мне на тренировки, есть строительная компания. Я знал, что их попросили помочь в строительстве и ремонте инфекционных отделений в больницах Московской области. Когда они у меня тренировались, то говорили, мол, если решишь поменять сферу деятельности, мы бы хотели, чтобы ты был рядом с нами. Я и написал им, что если нужна помощь, то был бы рад. И сейчас работают в авральном режиме с утра до вечера. Но это лучше, чем сидеть дома и смотреть новости про коронавирус.

— В чем заключается ваша работа?
— Сначала мы собираем инженеров и бригадиров, смотрим, что было выполнено, и какой материал надо заказать, чтобы объекты не простаивали. Надо отчитаться перед Росконтролем за проделанную работу. Постоянно возникают разные моменты. Сложность еще в том, что многие базы, где мы заказывали материалы, закрыты. Вот сейчас я нахожусь на объекте и жду еще восьмерых рабочих. Инфекционные боксы освобождаются, и мы берем их сразу в оборот. Рабочим тяжело до нас добираться. Потом еще подвозка материала, разгрузка и все такое. Получается, моя должность звучит как «мастер по участку». Но у нас недавно один мастер заболел, поэтому меня перекинули еще на один объект.

— Это идет как подработка или больше как возможность не сидеть на карантине в четырех стенах?
— Понятное дело, что мой труд будет как-то оплачиваться. Но, честно скажу, мы не обговаривали, что и как заплатят. Это не первоочередное. У меня был запланирован бой на апрель. В итоге турнир отменили, залы закрыли, я мог только дома тренироваться. Но мне не хотелось простаивать, поэтому это больше отдушина. Я хочу быть полезным, поэтому финансовые вопросы не обсуждали. Понятно, что я не специалист в строительной сфере, но потихоньку вникаю, стараюсь приносить пользу.

— Много говорят о том, что бойцы ММА — самая незащищенная прослойка среди спортсменов. Нет контрактов и фиксированных зарплат. Если нет боев — нет и денег. Можно сказать, что вы себе готовите почву на тот случай, если ситуация затянется?
— Ну, как сказать… У меня же есть даже корочки автокрановщика и газоэлектросварщика. Я всегда знал, что не пропаду. У меня нет сомнений, что я смогу себя реализовать и в других секторах. Но сейчас я иду с неплохим рекордом (9 побед и 0 поражений), и если брошу, то буду себя корить. Но прекрасно понимаю, что без куска хлеба не останусь в любом случае. На самом деле, я и сейчас мог бы спокойно сидеть дома минимум три месяца, ни о чем не парясь. А если совсем чуть ужаться, то и полгода без проблем. Просто мне не нравится пассивное ожидание. Я люблю, когда в моих силах на что-то влиять. Я хочу дать максимум того, что в этих условиях можно сделать. В первую очередь, это социальная нагрузка. Но еще и опыт. Кто знает, может, это мне еще пригодится. А вообще, парни шутят, мол, так мне понравится, что в спорт не вернусь.

— Недавно видел видео, как на какой-то стройке рабочим включали песню «Священная война». Это случайно не ваш объект был?
— Нет, мы занимаемся по большей части ремонтом и восстановлением боксов инфекционных отделений при больницах в Московской области. А это, скорее всего, было где-то в Москве, где строят новую больницу. Но начальство мне изначально сказало: «Армен, у нас социально-важные объекты, мы должны вложиться в сроки и сделать все качественно». То же самое я объясняю и нашим работникам. Все понимают, для чего это, зачем и как. Лучше готовиться к худшему. Если все прекратится, то все равно эти боксы останутся людям. Но если все пойдет по негативному сценарию, то мы уже будем готовы. Поэтому и сроки авральные, и я не могу себе позволить даже домой поехать в середине дня. Моя семья сейчас в Тверской области с родителями. Я подумал, что тут целыми днями хожу в маске, в перчатках, а домой приеду, мне не обнять ни жену, ни ребенка. Будет спокойнее, если они в Тверской области будут с родителями на карантине. Там частный дом, большая территория, с ребенком погулять можно.

— Не слишком ли вы выбрали опасное место с точки зрения скопления людей?
— Руководители в первую очередь нам выдали перчатки и маски. Естественно, никаких рукопожатий и обнимашек, держим дистанцию. Мне вот сообщили, что теперь каждую неделю будем сдавать тесты на коронавирус. И мы сами делаем все возможное, чтобы избежать заражения, потому что если один заболеет, то объекты встанут. Их же надо кому-то передавать. И мы понимаем всю важность работы. Чтобы ты понимал, все остальные виды строительных работ сейчас запрещены. Только социально важные. Отношение серьезное.

— Сколько объектов вам надо сдать и в какие сроки?
— Пока боксы в двух больницах. Должны за две недели сделать. Обычно на такое полтора месяца дается. Мы используем больше рабочих. Я сижу на объекте, и, например, чтобы с тобой созвониться, предупреждал руководство, что в 15:00 мне надо отлучиться поговорить. Мне одобрили и в чате предупредили всех, что в это время я не на месте.

Когда только пришел сюда, думал, что мне потихоньку все разъяснят, покажут. Тут закупки, тут объект, тут все необходимое. И так все резко свалилось. Я хожу везде с блокнотом. За всю жизнь столько не записывал. При том, что я работаю судьей, формирую бригады, обговариваю условия с организаторами турниров и все такое. Но в таком авральном режиме никогда не пребывал, и с таким количеством людей не общался. Я же привык по режиму: проснулся, съездил на утреннюю тренировку, приехал, поел, поспал, еще раз потренировался, жена ухаживает. Но это все тоже интересный опыт. И я осознаю ситуацию, конечно. Я же еще с марта выкладывал в инстаграм всякие посты про коронавирус. А люди с иронией относились, типа: зачем нагнетаешь, зачем выдумываешь. Просто я готовился к бою и старался изучать ситуацию. Когда в Италии уже началось все более-менее серьезно, я уже понимал, что никакого турнира не будет. И людям это говорил, но чувствовал от людей иронию. Даже сейчас мне один знакомый боец пишет: «Вот я к этому с недоверием отношусь». Да ты издеваешься? Придумали все, а я тут почему-то инфекционки строю.

— Кстати, у вас получается тренироваться хоть в каком-нибудь режиме?
— Позавчера я тренировался вот. Выехали на закрытый стадион втроем, с моими руководителями. Своим кругом провели тренировку. Но сейчас уже нет такой возможности. Считаю неправильным куда-то еще силы затрачивать. На меня возложили ответственность, и я ее принял.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0
Поделиться