logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Тяж из Дагестана за 4 года в ММА обогнал в рейтингах Емельяненко. Исаева уже узнали в США

А 12 лет назад он боролся на Олимпийских играх в Пекине.

Бокс и ММА
8 января 2020, Среда, 15:15
vk.com/fightnightsofficial

В ночь с 31 декабря на 1 января тяжеловес из Дагестана Али Исаев забрал победу в гран-при организации PFL, чемпионский пояс и чек на один миллион долларов. Чтобы добиться всего вышеперечисленного, Исаеву потребовалось за семь месяцев провести пять боев в США.

Началось все с группового этапа, а закончилось — победой в финале над бывшим бойцом UFC Джаредом Рошольтом.

На сегодняшний день Али Исаев занимает 15-ю строчку мирового рейтинга тяжеловесов Fightmatrix. Там он уступает только действующим ТОПам UFC и Bellator, а обгоняет таких известных парней, как Федор Емельяненко, Сергей Харитонов, Кейн Веласкез и Алексей Олейник.

В 2008 году Исаев боролся на Олимпийских играх в Пекине, а в 2016-м, когда ему исполнилось 32, дебютировал в смешанных единоборствах. За четыре года он подрался всего девять раз, но уже успел сделать себе имя в Америке и заработать репутацию одного из самых сильных тяжей планеты.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов говорит с Исаевым о переходе из борьбы в ММА, планах на то, как потратить миллион долларов, и UFC.

— Вы выиграли пять боев за семь месяцев, а за последний поединок забрали чек в один миллион долларов. От чего прямо сейчас испытываете наибольшее чувство радости?
— Мне только трафарет дали, а не сам чек. Там пока допинг-тесты и все такое. Надо ждать. Приятно, что я выиграл, что есть пояс. Хорошие впечатление. Главное, все прошло без травм.

— Получается, вы провели пять боев в США за семь месяцев. Как выглядели ваши тренировки, где они проходили преимущественно, и сколько перелетов вы осуществили за это время?
— Готовился я дома, в Дагестане. В «Урожай» ходил на вольную борьбу, в «Агате» был грепплинг, а в клубе «Спарта» готовились индивидуально с моим тренером, ставили тактику, смотрели соперников. Я доволен. Мне больше дома нравится готовиться. А летал туда я четыре раза. И, если честно, это убивает. Срок маленький, каждые два месяца бой. Адаптация, акклиматизация, все эти моменты. Но вроде все нормально получилось.

— Я знаю, что многие ваши земляки, принимавшие участие в гран-при PFL, оставались на время его проведения в США. Почему у вас не было такого желания? Это помогло бы избежать многочисленных перелетов и акклиматизаций.
— Знаете, у меня просто с режимом все в порядке. Когда я готовлюсь дома, то живу отдельно от семьи. С мамой. Она мне все готовит, а рядом располагается зал. Мне кажется, я не хуже тут готовлюсь. В Дагестане хорошие тренеры, хорошие условия. А в Америке психологически домой тянет. Тут можешь с друзьями прогуляться перед сном, например. А акклиматизацию там я хорошо прохожу. За неделю уже в строю. Дома вот очень тяжело с этим. Прилетел и до сих пор не могу в себя прийти.

— По сути, вся ваша спортивная карьера прошла в вольной борьбе. В ММА вы перешли в возрасте 32 лет. Тяжело ли борцу подводиться для перехода в смешанные единоборства?
— Конечно. Это же не та борьба, которая на ковре. Разные вещи. Но вольная борьба — это фундамент любого вида спорта. Подводиться было тяжело. Я руки не мог держать после первого раунда, было тяжело перестроиться. Но я в детстве ходил на кикбоксинг, иногда мог просто грушу побить, когда даже не планировал драться. Это помогло адаптироваться. Но в клетке все равно много нюансов. Надо многому учиться. Но от боя к бою понимаешь, что прогресс идет. Перестраиваться необходимо еще и психологически. Просто я понял, что уже не получается бороться на том уровне. Наелся, надоело. Решил попробовать ММА. Мне сделали первый бой, и пошло.

— Вас на Википедии обозначают как участника Олимпиады 2008 года. До какого этапа там дошли?
— Первую же схватку я проводил против Артура Таймазова. Он там стал олимпийским чемпионом. Проиграл ему, но там были некоторые судейские моменты, когда второй период могли мне отдать. Но получилось так, что Артур выиграл. Он вышел в финал потом, а я боролся с кубинцем, проиграл и ему. Забавно, что потом у этого кубинца выиграл на Кубке мира в Махачкале. Думал еще: «Лучше б на Олимпиаде выиграл».

— Один из самых заметных выходцев из борьбы в ММА — Даниэль Кормье. Вы с ним не пересекались на соревнованиях?
— Нет, никогда.

— Ваша история же чем-то похожа на его историю. Он пришел в ММА, когда ему было 30 лет, вы — в 32. Он выходец из борьбы, вы — тоже.
— Честно сказать, никогда не задумывался над этим.

— Когда говорят про борцов из Дагестана, то всегда вспоминают Биляла Махова. У него уже давно есть контракт с UFC, но он никак не дебютирует ни там, ни в смешанных единоборствах. Вы общаетесь?
— Да, общаемся. Ну, он молодой же. Хочет еще побороться, думаю. Он чемпион Европы и трехкратный чемпион мира. Хочет добить коллекцию медалей и стать олимпийским чемпионом. Знаю, что у него было много травм, много проблем со здоровьем. Сейчас восстановился вроде бы. Думаю, он нацелен на Олимпиаду, а после Олимпиады, может, дебютирует в UFC. Пока хочет побороться, не спешит. У него еще есть время. Думаю, покажет еще. Он у нас с характером. Волевой парень.

— В апреле пройдет четыре года, как вы пришли в ММА. Вы уже заработали в этом виде спорта более миллиона долларов, а большую часть карьеры провели в США. Думали ли, когда покидали борьбу, что получится достичь таких результатов за время, которое, как правило, бойцам нужно для раскачки?
— Не думал над тем, сколько заработаю. Думал, что буду стремиться, посмотрю, как пойдут бои. Первые два боя у меня, например, не очень пошло. Вообще думал, что оставлю этот вид спорта. Но после второго боя сделал третий, четвертый, получил контракт с PFL, и на сегодня все складывается хорошо. А так, я понимал, что легко не будет. В Дагестане есть и намного более талантливые ребята. Но так вышло, что мне Всевышний дал возможность. Сегодня у меня есть пояс PFL. На родине так хорошо встретили. Очень приятно, что все сложилось.

— После второго боя в ММА вы взяли паузу до февраля 2018-го. Почему не выступали долгое время?
— И травмы были, и много разных мыслей. Я пересмотрел отношение к подготовке, начал ее проходить усерднее, соблюдать диету, режим, чтобы потом не было вопросов к себе. Сделал все, чтобы понять для себя, нужно мне это или нет. Чувствовал себя шикарно. Бой провел хорошо, выиграл, не устал. И понял, что мне надо продолжать. Начал более правильно подходить ко всему. Спорт любит дисциплинированных людей, которые соблюдают режим. В ММА ошибки не прощаются. Могут так свет потушить… В борьбе ты можешь проиграть, продышаться и дальше готовиться. А если в боях не будешь готов, то есть шанс получить серьезную травму.

— Вы провели 5 боев за 7 месяцев. Принято считать, что это очень много для ММА.
— Честно сказать, это очень тяжело. 2-3 боя в год — выше крыши. А с таким темпом не успеваешь восстановиться ни физически, ни психологически. Где-то надо сбавлять, где-то — прибавлять. Меня тренеры подводили хорошо, но 5 боев за 7 месяцев — очень много.

— Можно сказать, что это один из немногих минусов PFL?
— Не совсем так. Им же тоже надо за год закончить турнир. Сроки поджимают. Они никого не заставляют. Хотите заработать — милости просим. Я не могу их винить, потому что это система гран-при.

— Мы понимаем, что какая-то часть суммы, которую вы заработали, скорее всего, уйдет на налоги, какая-то — менеджерам и тренерам. Что должно дойти до вас в итоге?
— Вообще не думал об этом. Когда получу, будет видно. Живу той же жизнью, которой и жил. Получу деньги, посмотрим, что останется. Особо в это не вникал.

— Есть ли что-то, на что вы точно потратите часть заработанных денег?
— Честно сказать, ничего определенного нет. Всего хватает. У меня большая семья — пятеро детей. Надо помогать им строить дорогу в будущее, чтобы они развивались. Направить их, чтобы у них было образование. И светское, и религиозное. Сами понимаете, время такое. Много затрат. Надо сделать так, чтобы завтра что-то было. А то случится травма, и ты драться не сможешь. Жизнь может повернуться в другую сторону. Надо распределить все так, чтобы обеспечить стабильность. Получу деньги — посмотрю.

— В мировом рейтинге тяжеловесов Fightmatrix вы сейчас занимаете 15-ю строчку, уступая только бойцам UFC и парочке бойцов Bellator. Вы выше Алексея Олейника, Шамиля Абдурахимова, Сергея Харитонова, Федора Емельяненко, Кейна Веласкеза и других очень известных тяжей. Играет ли это для вас какую-то роль?
— Я даже не знал, что это такое. Не обращаю особо внимания. Эти ребята уже давно дерутся. Они давно заявили о себе. Повторюсь, я этому особенного значения не придаю.

— Что дальше? UFC или еще одна возможность заработать миллион долларов?
— Меня PFL устраивает. Тем более там автоматически контракт продлевается, поэтому подерусь еще сезон в PFL. А дальше посмотрим, что будет. Конечно, хотелось бы и в UFC попробовать свои силы. Почему нет? Та же клетка, те же люди. Просто UFC — это бренд и уровень. Там есть бойцы, с кем бы мне хотелось попробовать свои силы. Время покажет. Если суждено, и туда попадем.

— И еще один вопрос про борцов в ММА. Удивило ли вас, что Даниэль Кормье в реванше проиграл Стипе Миочичу?
— Да. Я думал, что Кормье будет бороться, ведь Миочич в стойке хорош. Он и борется неплохо, но и Даниэля другой уровень совершенно. Я вот замечаю, что, например, когда Федор тот же дрался в Pride, он там хорошо боролся, завершал бои досрочно. Но с годами и Федор, и Кормье начали чаще со стойки драться. Не понимаю. Если ты умеешь хорошо бороться, то почему бы не использовать это? Чего они все прикололись с этой стойки. В тяжах один удар все решить может. Взять того же Йоэля Ромеро. Он вообще гигант, олимпийский призер. А дерется только со стойки. Почему-то они не хотят использовать свою сильную сторону, которая даст им плоды. Может, им Дэйна Уайт такую установку дает. Мол, деритесь в стойке.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0