Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

Российский боец Царукян тренируется в США с соперником Хабиба. Его кроют матом в инстаграме

Стоило лишь выложить фото в инстаграм и назвать Порье чемпионом.

Бокс и ММА
4 июля 2019, Четверг, 11:40
Getty Images

22-летний Арман Царукян дебютировал в UFC два с половиной месяца назад на турнире в Санкт-Петербурге. Он дрался в со-главном событии вечера, а его соперником стал друг и спарринг-партнер Хабиба Нурмагомедова Ислам Махачев.

Букмекеры считали Армана явным андердогом, но он не просто продержался все три раунда, а еще и продемонстрировал всем, насколько комфортно чувствует себя в борьбе.

27 июля Царукян проведет второй бой в UFC, и на подготовку спортсмен отправился в один из самых известных залов США American Top Team. Так вышло, что там же Дастин Порье будет готовиться к поединку против Хабиба.

На днях Царукян выложил в инстаграм фотографию с Дастином и получил огромную порцию критики и хейта от фанатов Нурмагомедова, которые не сомневаются, что Арман будет помогать американцу подготовиться к борьбе россиянина.

Корреспондент Sport24 Ярослав Степанов поговорил с Царукяном.

— Спустя первые три часа после публикации под фотографией с Дастином Порье накопилось почти 400 комментариев, в большей части из которых вас ругали. Ожидали такой реакции?
— Нет. Честно говоря, рассчитывал, что люди просто заинтересуются, будут спрашивать, как он в борьбе и все остальное. Но я не думал, что начнут так грязью поливать из-за того, что я назвал его чемпионом. Мне что, нужно было назвать его «временным чемпионом»? Любой человек может быть чемпионом. Меня тоже кто-то может назвать так. Не обязательно же быть чемпионом UFC для этого. В общем, меня это все удивляет. Накинулись, мол, зачем я с ним тренируюсь, зачем помогаю в борьбе и все такое. Но я стараюсь внимания не обращать. Люди не понимают некоторых вещей. Как будто если я с ним месяц потренируюсь, он выиграет Хабиба в борьбе.

— У пользователей, настроенных негативно, возникает к вам два вопроса. Во-первых, помогаете ли вы Порье готовиться под Хабиба?
— Да мы просто в зале тренируемся. Тут еще 100 человек таких. Просто мы одного веса, попались на спарринге, поборолись. Кстати, вот я только что с борьбы пришел, тоже работали. Мы меняемся в парах постоянно. И я решил с ним сфоткаться. Почему нет? Сфоткаться с ВРЕМЕННЫМ чемпионом UFC.

— Люди руководствуются логикой: вы из одного дивизиона и у вас хороший уровень борьбы, а это значит, что стилистически вы подходите Дастину во время этого кэмпа.
— Тут очень много таких же, как я. Все хорошо борются. Нельзя сказать, что я ему помогаю в подготовке. В каких-то аспектах могу с ним поработать. Ну, перевести, например, чтобы он отрабатывал, как нужно вставать. Не больше. Так и он мне может помогать. Мы же в одном зале готовимся. Я на нем расту, он, возможно, от меня что-то берет.

— И вторая очень распространенная претензия: Арман будет болеть за Порье.
— Я буду болеть за хороший бой. Вообще, мне всегда же нравился Хабиб. Но сейчас я прилетел в American Top Team, мы тренируемся с Порье, и мне вдвойне интересно, кто из них выиграет. В этом бою я буду болеть ни за кого. Мне больше симпатизирует Хабиб. Хотелось бы, чтобы он продолжал карьеру в том же духе, без поражений. Но Дастин — мой одноклубник. Мы тренируемся вместе. Если вдруг подружимся, то, конечно, буду переживать за него. Сейчас мы обычные спарринг-партнеры. Я его вижу пару раз на дню, сейчас довольно холодные отношения, мы не общаемся. Повторюсь, отношение поменяется, если сильно подружимся во время сбора.

— Вы не рассказывали ему, какую реакцию вызвало ваше совместное фото у русскоговорящих людей?
— Нет. Думаю, он и сам понимает. Видел же в инстаграме. Наверное, знает, что там можно переводить комментарии.

— А он выложил фото с вами к себе в твиттер. Видели?
— Нет. Пока там не зарегистрирован.

— Планируете?
— Когда бои начну выигрывать, тогда заведу твиттер.

— Вы с Порье деретесь в одной весовой категории, но на фотографии кажется, будто он тяжелее вас на 8-10 кг. Это так?
— Честно сказать, он не такой габаритный. У него большой корпус, но худые ноги. У меня же все иначе. Поэтому так кажется. Ну, максимум он тяжелее на 3-4 кг. Но у меня уже в конце месяца бой, поэтому я уже на диете сижу. А он только начал подготовку. В нашем дивизионе есть парни, которые гораздо здоровее Порье. Допустим, Глейсон Тибау тут ходит. Шкаф весом 90 кг. Еще и сухой. Спрашивал у него, что он кушает. Смеется. Хочет в ACA подраться, кстати. Но пока его не подписывают почему-то.

— Вы говорите, что успели поспарринговать с Порье. Это была работа чисто в борьбе?
— Нет. Вчера по ММА спарринги были. Легкий бокс и борьба. Сегодня — чистая борьба. Он работает больше на вставание. То есть пропускает проходу и пытается выйти из положения, подняться.

— Как вам его уровень?
— Неплохая борьба, но далеко не уровень Хабиба. Он пропускает проход, начинает контратаку. Конечно, если бы это был жесткий спарринг, я бы не смог так часто его кидать. Тяжелее проходить, когда человек бьет и с рук, и с ног.

— В комментариях под тем фото у вас отметился другой российский боец из зала ATT Омари Ахмедов. Он написал, что Порье с ним почему-то не здоровается, хотя раньше они нормально общались.
— Вот странно. Вроде он простой парень. Тут вообще такой менталитет, что они с тобой в день по сто раз могут поздороваться. Не знаю, почему у них так с Омари. Может, он услышал, что они из одной команды. Или что-то вроде. Без понятия.

— Если мы вернемся к тому хейту, который на вас обрушился после фото, было ли что-то, что вас могло как-то особенно задеть?
— Да мне вообще без разницы, кто и что пишет. У меня есть цель, к которой я иду. Это главное. Много плохого писали в директ и перед боем с Исламом Махачевым. Если я увижу, что пишет какой-то реальный человек, с реальным профилем, то напишу ему в ответ. Случай вот был: парень мне пишет, мол, ты красава, я топлю за тебя. Я ему не ответил, так как очень много людей пишет. И после того, как я ему не ответил, он начинает таким матом меня крыть. Просто какими-то нереальными словами. То есть сначала пишет, какой я красава, а потом такие маты из-за того, что я не отвечаю. Я отправляю ему свой номер телефона, говорю: «Звони». И он меня сразу блокирует. Но я скрин успел сделать. Думал, хоть поговорю с ним, узнаю, что это за тип такой, который сначала пишет, что болеет за меня, а потом такими жесткими матами кроет. Тут просто у меня чуть больше времени свободного. Хотел пообщаться с парнем, узнать, что у него вообще в голове, чего он хочет.

— Все ли вас устраивает в ATT?
— Да. Тут есть все условия. Жилье, питание, тренировки. Но главное — это спарринг-партнеры. Это такой этап, когда нужно проводить много спаррингов, бороться. Здесь все для этого есть. И народу очень много. Приехал сюда и не пожалел. Я первый раз в США, поэтому мне нужно было место, где не надо особенно много передвигаться. Тут я в зале живу, в зале тренируюсь. Не особо куда-то выхожу. Только в воскресенье могу куда-нибудь съездить.

— Вы прилетели совсем один?
— Да, но уже в зале со всеми познакомился. Общаемся нормально.

— Ваш следующий соперник, Оливье Обин-Мерсье, известен неплохим партером. 8 из 11 побед он одержал болевыми и удушающими. Нашли ли вы в ATT людей, которые полноценно вам могут помочь в этом аспекте?
— А у меня никогда с партером проблем не было. Тут я просто борюсь с парнями, у которых хороший партер. Контролирую их, ничего не даю сделать. Иногда специально даю выйти на какой-то прием, чтобы спросить, как выйти из того или иного положения. В ATT с этим все очень хорошо. Тут много бразильцев, у которых очень сильный партер. В этом плане я буду готов на 100 процентов.

— Кстати, у Дастина Порье же черный пояс по бразильскому джиу-джитсу. В этом плане он может быть вам полезен так же, как и вы ему в борьбе.
— Да, у него черный пояс, но тут есть такие черные пояса, что он и рядом не стоит. Это парни, которые чисто по БЖЖ выступают, в ММА даже не дерутся. У Дастина же все-таки более универсальное направление, адаптированное к смешанным единоборствам.

— В некоторых залах часто случается так, что если там тренируется боец, которому предстоит какой-то очень важный бой, то вся работа заточена под него, все остальные спортсмены работают на него. Имеет ли это место в ситуации с Дастином?
— Тут такого нет. Много же звезд готовится. Тот же Колби Ковингтон. Как правило, такие берут себе тренера и занимаются отдельно, обособляясь от основной группы. Я вот в основной группе. А те, кто занимается индивидуально, просто берут себе одного спарринг-партнера и тренируются. В общем, такой проблемы точно нет.

— Но, как я понял, Порье занимается вместе с основной группой?
— Да. Вообще, очень мало звезд, которые так делают. Не знаю. Может, это из-за того, что он только-только приехал. Всего третий день.

— Если вдруг Хабиб вам позвонит и спросит что-нибудь про тренировочный процесс Порье, вы с ним поделитесь какой-либо информацией?
— Во-первых, такому спортсмену, как Хабиб, это не нужно. Это глупость. Что я могу у него увидеть? Что он джеб бьет? Он в боях раскрывается больше, чем на тренировках. В ATT, например, тренируются парни, которым скоро драться между собой. Они занимаются в одной группе. В этом нет ничего такого.

— Возможно, вы что-то сможете рассказать про какие-либо микротравмы или что-то в таком роде.
— Тут тебе никто и ничего скажет. Спроси у кого-нибудь, как он восстанавливается после весогонки. Получишь ответ: «Воду пью». Никто и никогда не расскажет своих методов и секретов. А зачем? Мало ли ты кому-то другому расскажешь.

— Кто прилетит помогать вам на бой в Канаду?
— У тренера моего не получится, так как он по работе не выездной. Брат родной прилетит. Как секундант. И еще есть друг, проживающий в США. Приедет лапы подержать, оказать помощь. А так, без тренера в этот раз. Не переживаю по этому поводу. Главное, быть готовым к бою, грамотно согнать вес и подойти без травм.

— Когда бойцы приходят в UFC из любого другого промоушена, они сталкиваются с проблемой, что после весогонки в UFC запрещено полноценно восстанавливаться с помощью капельниц. Насколько я знаю, для вас это стало небольшой проблемой перед дебютом.
— Да, конечно. Первый раз это не очень привычно. Но сейчас я понимаю, с чем придется столкнуться. Я чуть заранее начал гонять вес. Будет легче. Нужно заменять капельницами спортивным питанием и разными добавками. Основная цель — сбрасывать меньше водой в последние дни. Чем больше сбросишь сразу, тем лучше будешь себя чувствовать во время боя.

Некоторые бойцы говорят, что не хотят лететь тренироваться в Майами, потому что там много соблазнов. У вас есть с этим проблемы?
— Зал ATT находится в 40 минутах езды от Майами. В такой глуши, что отсюда без машины не выберешься. А если машина и будет, то банально лень ехать куда-то 40 минут. И до океана тут минут 15-20. Я за четыре недели ни разу не искупался даже. Один раз был проездом и один раз делал прогулку рядом с ним. Особенно не расслабишься. У кого есть цель, тот не будет отвлекаться. А не следить за дисциплиной можно в любом месте. Я на это внимания не обращаю.

— Вы довольны, что в соперники получили соперника, которого неплохо знает публика?
— Да, это очень хорошо. В зале вот некоторые спрашивают, с кем я дерусь. Когда отвечаю, все говорят, что знают его и видели бои. Если драться с кем-то, у кого рекорд 2-0 или 1-1, то ты не будешь расти. Если побеждать именитых соперников, то быстрее дойдешь до цели и наберешься больше опыта.

— Вам просто общаться с людьми в США, не имея рядом переводчика?
— Да, мне легко. Я все понимаю и все могу объяснить. Почему-то. Ну, просто не стесняюсь. Что есть в голове, спокойно объясняю. В нашем спорте, если честно, это легко. Тебе показали прием — ты отрабатываешь. Главное, глаза работают. Это же не такая работа, где надо читать, писать и все такое.

— Если дадут сказать что-то после боя, заговорите на английском?
— Нет. Если хочется что-то сказать, то надо сначала подучить определенные фразы. А то растеряешься, начнешь путаться в словах. Народу ведь много смотрит. Конечно, если в голове заранее составлю предложение, то легко скажу.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене