logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«От меня даже собаки отворачиваются». Последний сезон Кузнецова перед НХЛ был ужасным: операции и пропуск Олимпиады

Были времена и похуже кокаинового скандала.

ХоккейКХЛ
24 марта 2020, Вторник, 14:00
Владимир Беззубов, photo.khl.ru

В прошлом году с Евгением Кузнецовым произошла трагедия, в которой виноват только он сам. У обладателя Кубка Стэнли и двукратного чемпиона мира нашли допинг. За употребление кокаина ему на четыре года запретили участвовать в международных турнирах под эгидой ИИХФ. Однако был в жизни Кузи период, вполне сопоставимый с тем кошмаром, что он пережил минувшим летом.

Осень 2013 года. К тому моменту Кузнецов стал не только чемпионом Баффало, но и выиграл взрослый чемпионат мира, съездил на Матч звезд и получил стипендию от Александра Медведева. С учетом прибавки от руководства КХЛ Женя получал $2 млн в год. Отнюдь не максимальная зарплата в лиге, но для молодого парня солидно даже по тому курсу. Он — звезда, и его ждал последний сезон за «Трактор» перед отъездом в НХЛ.

Накануне сезона, который обещал стать для Кузнецова не только прощальным, но и олимпийским, он сменил номер. С привычного для себя 92-го, совпадающего с годом рождения, Женя перешел на 84-й. Это решение он никак толком не объяснил, сославшись на тараканов в голове, но впоследствии об этом наверняка еще сотню раз пожалел. Вместо яркой точки в кахаэловской карьере его ждала клякса длиной в целый сезон. Как тут не стать суеверным?

«Мне кажется, жизнь передо мной ставит препятствия, которые я должен преодолеть. Сильный через это пройдет, слабый — нет. После таких испытаний характер и закаляется, мне так кажется», — наверное, только такой правильный подход помог молодой челябинской звезде не сломаться и снова выйти на высокий уровень. Началась же черная полоса с травмы, которую Кузнецов получил в начале сентября в матче против «Витязя».

(Валерий Дудуш, photo.khl.ru)
Валерий Дудуш, photo.khl.ru

Отягощалось все тем, что это была не просто травма, а плечо. С плечами, по словам самого же Жени, он мучился с самого детства. Вылетали они у него даже после прыжков в воду. Чего уж говорить о столкновениях с бортом или стокилограммовым соперником? Операции на плече Кузнецов переносил и в 2009 году, и в 2011-м, не избежал он хирургического вмешательства и в олимпийский сезон.

Врачи давали Кузнецову на восстановление 5-7 недель, и он оправдал оптимистические прогнозы. Женя вернулся в середине октября, но к тому моменту его «Трактор» уже обитал на дне. Команда, которая еще полгода назад играла с «Динамо» в финале Кубка Гагарина, была не похожа на себя. Собственно, матч, в котором Кузнецов вернулся на лед, челябинцы разгромно проиграли СКА — 0:7.

Кузнецов не стал магом с волшебной палочкой. Мало того, что ему самому потребовалось какое-то время, чтобы прийти в себя после операции, так еще и кризис «Трактора» была слишком глубоким, чтобы его мог исправить один человек. Летом команду покинул ряд лидеров, большинство новичков не выстрелили, а те, кто остались в Челябинске, не были в полной мере мотивированными. Тогда как у Кузнецова это самая мотивация была. Имя ей — Олимпиада.

Даже после операции и на фоне неудачного сезона «Трактора» Кузнецов оставался в числе кандидатов на поездку в Сочи, но крест на надеждах был поставлен в конце декабря в Донецке. Случайно упав на ногу челябинцу, финский легионер «Донбасса» Петтери Виртанен оставил его без домашней Олимпиады. Кузнецов попытался продолжить матч, но вскоре его ждала еще одна операция, месяц без хоккея и состав сборной России без его фамилии.

«Конечно, морально очень тяжело, что не взяли на Олимпиаду. Но я вот недавно увидел слова Александра Якушева. Он сказал, что тоже однажды не попал на Игры в Гренобль в 1968-м. Но это не помешало ему стать одним из самых великих хоккеистов», — говорил он в интервью «РИА Новостям».

Личная драма отягощалась тем, что злорадствующих вокруг Кузнецова было не меньше, чем сочувствующих. Высокая зарплата и статус главной молодой звезды КХЛ — это только одна сторона медали. На другой — зависть простых людей и обвинения любимца Челябинска в том, что он променял мечту на деньги. Не только Тарасенко, но даже Ничушкин к тому моменту уже играли в НХЛ. Впрочем, и сам Женя позже признавался, что не справился с упавшими на него долларами и порой просто не понимал, на что на них тратить.

«Ни за 10, ни за 15 миллионов не останусь. Нужно сменить обстановку… От меня здесь на улице даже собаки отворачиваются. Я уже не говорю про людей в магазинах. Очень сложно. выйду и вижу, как на меня смотрят… очень много злых людей. Но говорить ничего плохого не буду, я их понимаю: у всех нервы после игр. Все переживают, а от меня ждут большего. Приходится опускать глаза, когда их вижу», — не без боли признавался Кузнецов.

Но уезжал в Вашингтон он все же на хорошей ноте. На заключительный матч регулярного чемпионата, когда уже было понятно, что «Трактор» в плей-офф не попадет, Кузнецов вышел на лед с капитанской нашивкой. Это решение приняла вся команда. В последней игре своего самого талантливого игрока черно-белые уступили «Ак Барсу» по буллитам, но сам Женя забил и тепло попрощался с челябинскими болельщиками.

«Надеюсь, что никого не обидел. Счастлив, что эти годы я провел в родном Челябинске, в родном «Тракторе». Когда-нибудь я вернусь домой. Возможно, после лет сорока», — на этой трогательной ноте птичка Кузнецова вылетела из родного гнезда. Потом были тяжелые месяцы адаптации, перевод с родного правого фланга в центр и время, проведенное в четвертом звене «Вашингтона», где будущий лидер «столичных» явно чувствовал себя не в своей тарелке. Но пройдя через ад последнего сезона в КХЛ, Женя куда стоически переносил как победу в Кубке Стэнли, так и кокаиновый скандал.

(Павел Табарчук, photo.khl.ru)
Павел Табарчук, photo.khl.ru