logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«В Шереметьево ужас — тепловизоры, все в масках». Русский хоккеист Завгородний вернулся из Канады на родину

Талантливый форвард — о МЧМ, переломе ключицы, коронавирусе в Канаде и России.

ХоккейНХЛ
19 марта 2020, Четверг, 08:00
РИА Новости

Сезон для проспекта «Калгари Флэймз» Дмитрия Завгороднего получился очень скомканным. Начиналось все неплохо — у россиянина была крутая статистика в юниорской лиги Квебека, в сентябре он забивал даже на глазах Сидни Кросби. Далее последовал вызов в молодежную сборную России на матчи Суперсерию, где Дмитрий, казалось, забронировал себе место на молодежный чемпионат мира. Все изменила травма — Завгородний сломал ключицу, пропустил существенную часть сезона и не доехал до первенства планеты. Вернувшись в строй, русский нападающий хотел побороться за главный трофей своей юниорской лиги с командой «Римуски», но эти планы нарушила пандемия коронавируса.

В интервью Sport24 Завгородний рассказал о восстановлении после травмы, планах сыграть в НХЛ и о том, как коронавирус переживают в Канаде и России.

— Как долетели до дома?
— Сложный перелет был. Получилось 42 часа со всеми переходами, транзитами. В Шереметьево всех проверяют из-за коронавируса. Там прямо кошмар для приезжих из Европы. Я летел через Париж транзитом и в московском аэропорту вообще творится ужас — там заполняют декларацию, всех проверяют через тепловизоры, много народу, все в масках ходят.

— Сколько часов примерно провели в Шереметьево?
— Даже не знаю. Мне еще повезло, я вышел как-то быстро, потому что у меня все сумки транзитом. Где-то за час управился, у остальных, как правило, все дольше. Пересадка у меня была 14 часов, так что я потом просто пошел в отель поспать и на следующий день перелетал из Москвы в Омск.

— Когда вообще решили улететь в родной Омск?
— Как сказали, что сезон отменили, агент спрашивал, можно ли отпустить меня домой. Сначала не разрешили, потому что надеялись на скорое возобновление сезона. Но потом CHL дала рекомендацию клубам отпустить европейцев домой, так как стало понятно, что все затянется. Я сразу же решил, что полечу домой, так как мог застрять в Римуски надолго.

— Не было желания остаться тренироваться в Канаде?
— Было, но тренироваться там нельзя, все закрыто. Зал и лед закрыты, так что я бы просто там сидел и ничего не делал. Неизвестно, сколько будет продолжаться карантин.

— Как там вообще люди реагируют на пандемию коронавируса?
— Серьезно. Они тоже закупаются туалетной бумагой и всем остальным. Там действительно все прилавки раскупили, люди ходят и с ума сходят. Стараются дома сидеть. В масках там особо никого не видел, но город маленький, на улице никого нет, ибо никуда не выйдешь. Так что все сидят по домам, отдыхают. Везде есть возможность воспользоваться дезинфицирующими средствами. Ситуация серьезная, вирус распространяется, уже есть первый заболевший игрок в НХЛ.

— Вы боялись заразиться? Сидели дома на карантине?
— Я остерегался, сидел дома. Благо в Римуски пока нет зараженных, но посмотрим, что дальше будет. Надеюсь, все будет хорошо. Я предохранялся: и руки постоянно дезинфицировал, и маску носил.

— По-вашему, отмена чемпионата — это вынужденная мера или можно было продолжать?
— Думаю, это вынужденная мера, раз они закрывают всю страну. Грустно очень, что так произошло. У нас была хорошая команда, мы готовы были идти за кубком. У нас пока отменили только игры регулярного чемпионата, там оставалось четыре встречи. А про матчи плей-офф пока ничего не говорят, может быть, они будут.

— То есть вы будете все время готовые вылететь в Канаду, чтобы сыграть в плей-офф?
— Да. Я и так пропустил достаточно из-за травмы, поэтому я хочу играть, тренироваться и держать себя в форме. Отдых мне пока не нужен.

— Сейчас будете поддерживать форму в Омске?
— Да, как-нибудь буду заниматься, следить за собой. Нужно все продумать, посмотреть за ситуацией с карантином в России. Никто не знает, что будет. Какая-то смута. Что касается льда в Омске, то я пока не узнавал про них, но знаю, что люди занимаются. Отдохну пару дней и начну узнавать, кататься с кем-нибудь.

— В городе недавно построили академию «Авангарда». Возможно ли тренироваться там?
— Пока не спрашивал про нее. Не знаю, как там к этому отнесутся. Я хоть и воспитанник «Авангарда», права на меня принадлежат СКА. Я спрошу, конечно. Обращусь к ним, посмотрим, что мне ответят.

— Если сезон так и не продолжится, это станет для вас ударом?
— Да, это будет ударом для меня. Мне и грустно, и непонятно, и очень странно. Получилось так, что я сыграл не очень много матчей, пропустил МЧМ. А сейчас еще и плей-офф под угрозой, к которому мы готовились весь сезон. Именно на этой стадии и начинается азарт, особенный интерес и жесткий хоккей. Тем более, как я уже сказал, у нас отличная команда, с которой мы можем идти за кубком. Грустно будет, если все так закончится.

— Вы мощно начали сезон, шли в лидерах лиги в списке бомбардиров, но потом все испортила травма, которая еще и не позволила поехать на МЧМ. Как долго восстанавливались и набирали форму?
— Месяц я вообще ничего не мог делать. Недели две просто отдыхал, потом уже потихонечку начинал ходить по лестнице. Хоть как-то пытался держать себя в форме, но движения было делать больно. Где-то полтора месяца восстанавливался от этого всего, а затем еще две недели пытался закачать ключицу, набрать форму. Чувствовал себя уже лучше. В общей сложности все заняло около двух месяцев. Конечно, обидно, что пропустил МЧМ, но так получилось.

— Как отреагировали, когда узнали, что снова не сможете сыграть на таком престижном турнире за сборную?
— Это было очень неприятно. Я ждал вызова, думаю, все было бы в мою сторону положительно. Я спросил, насколько я выпал. Мне ответили, что до чемпионата мира я не восстановлюсь. Я расстроился, понял, что не смогу помочь команде. У меня была мечта сыграть на МЧМ.

— Смотрели матчи сборной России по телевизору?
— Конечно, но не все, потому что я уехал. Главное, что смотрел финал. Было обидно, что проиграли, но ребята все молодчики. Фортуна просто повернулась не в нашу сторону. Мне же было обидно, что я смотрю за этим со стороны, а не принимаю участие. Но игра команды понравилась, состав был хорошим в этом году. Все знали свои роли и вносили свой вклад.

— Как сейчас себя чувствуете? Травма не поломала игру?
— Первые игры было сложновато, боялся идти в стык. Все равно в голове еще сидел этот момент. Однако потом сыграл пару раз в силовую и потихонечку привык. Сейчас я чувствую себя лучше. Да, я потерял немного веса. Сейчас есть время поднабрать мышечную массу. Сейчас уже все хорошо, но мне для идеала нужна была еще одна игровая неделька, чтобы прийти уже в полную форму. Не думаю, что травма прямо сильно меня подкосила, но немного сказалась.

— Абстрагируясь от травмы, как оцениваете свою игру в этом сезоне?
— Думаю, играл неплохо, добавил с прошлого сезона. Каждый матч старался доказывать, прибавлять. После травмы вроде тоже вернулся хорошо, набирал обороты.

— Какие планы на следующий сезон?
— На следующий сезон хочу перейти в профессиональный хоккей — АХЛ или НХЛ. Буду стараться и доказывать. Посмотрим, куда меня отправят, сейчас ничего загадывать не могу. Буду просто выкладываться на сто процентов.

— Как вашу игру оценивают в «Калгари»?
— Со мной часто общается директор по развитию молодых игроков «Флеймз», приезжает смотреть на меня. Мне говорят, что хотят видеть, что мне нужно поправить в своей игре. Они делают свою работу хорошо, помогают мне вывести игру на новый уровень и стать лучше.

— Когда ждать вашего дебюта в НХЛ?
— Пока речи об этом не было. Все будет зависеть от меня. Я ставлю перед собой цель в следующем сезоне дебютировать в НХЛ. Нужно провести хороший тренировочный лагерь в межсезонье, остаться в основной команде и дебютировать. Всегда ставлю большие цели перед собой. Буду работать и показывать свой лучший хоккей.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене