logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Хочется ударить так, чтобы сопернику стало больно». Брутальное интервью форварда «Ак Барса»

Артем Лукоянов — о футбольном «Спартаке», Билялетдинове и дерби Казани и Уфы.

ХоккейКХЛ
29 августа 2019, Четверг, 08:00
Цуранов Вячеслав photo.khl.ru

На протяжении восьми лет Артем Лукоянов выступает за «Ак Барс». Прошлый сезон для 30-летнего форварда выдался лучшим в карьере по очкам. Но и на этом успехи не закончились — весной он исполнил свою мечту, став на несколько дней профессиональным футболистом и сыграв за челнинский КАМАЗ в официальном матче первенства ПФЛ несколько минут. В интервью Sport24 Лукоянов рассказал о любви к футболу, «Спартаке», работе с Зинэтулой Билялетдиновым и вылете в первом раунде плей-офф.

«Спартак» — это гордость»

— Чем старше становится игрок, тем меньше дает время себе на отдых. Сколько вы в этом году были в отпуске?
— Очень давно не отдыхал так много, как в этом году. Не так часто мы с «Ак Барсом» вылетали в первом раунде. Самое ужасное, что есть в этом вылете, так это то, что сразу начинаешь думать: «Блин, тебе еще месяца четыре-пять надо чем-то себя занять». Сам отпуск у меня длится около месяца, после этого надоедает сидеть на одном месте, хочется тренироваться.

— Кто-то даже в отпуске не может обойтись без спорта. А вы?
— Я не думаю, что есть хоккеист, который все 2,5 месяца ни к чему не прикасается. Все, конечно, разные, но не представляю, чтобы такие были. Я вот люблю в пляжный волейбол играть на отдыхе. За месяц до начала сборов начинаю в тренажерный зал ходить, чтобы быть в нормальной форме.

— Лежать целый день на пляже — это про вашу семью?
— Пока что да. Я не из тех, кто по горам лазает.

— Вы строго придерживаетесь режима питания?
— С этим проблем нет. У меня хороший обмен веществ, я, наоборот, худею. Мало кушаю, хотя ем все подряд. Но понятно, что в сезоне питаюсь правильно: макароны, курица.

— В команде всех на футбол подсадили?
— Большинство и так умеют играть в футбол. Иногда, правда, вижу, что кто-то чеканить мяч не умеет. Поражаюсь, как так? Неужели в детстве мячика не было? Мы все так или иначе от нечего делать бегали во дворе и гоняли в футбол. Ну, кто-то, может, в баскетбол играл. Хотя я, например, вообще не люблю этот вид спорта.

— Кто, на ваш взгляд, в «Ак Барсе» лучше всех в футбол играет?
— Данис [Зарипов] хорошо играет в футбол, Галиев неплохо смотрится. А вот Петров не умеет. Ха-ха. В принципе, все могут играть, но не у всех есть желание. Тренировок у нас нет, но сами можем собраться попинать мяч.

— Недавно было дерби («Спартак» — ЦСКА), устроили коллективный просмотр?
— Некоторым вообще все равно на российский футбол, кто-то за ним не следит. Я смотрел не один, а с несколькими ребятами, заманиваю их всегда к себе. Среди персонала есть болельщики ЦСКА. У нас, естественно, споры, обсуждения.

— Ставите на «Спартак»?
— Если бы я когда-то давно поставил на «Спартак» деньги, а он бы проиграл, то после этого бы никогда в жизни не ставил. Это бесполезно! Лучше сидеть как болельщик смотреть.

— Вы известны как преданный болельщик «Спартака». Вам не кажется, что большинство фанатов красно-белых похожи на сектантов?
— Да вы что? Перестаньте! Понятно, что болельщики слишком бурно воспринимают любые новости, но это нормально, они живут футболом. Люди всю жизнь болеют за клуб, это их хобби. Кто-то после работы приходит на трибуну покричать и тем самым отдыхает. Я вот иногда смотрю обзор матча с такими эмоциями, и то адреналин чувствую. Круто ведь, когда тебе что-то так сильно нравится. Мы тоже, получается, сектанты хоккея, только о нем и говорим.

— Вы говорили, что боление за «Спартак» — семейная история. Но «Спартак» 80-90-х годов — это же другой клуб, другие порядки, все другое? Что общего с сегодняшней командой, где каждый день происходят скандалы?
— Отцы в 80–90-е годы болели за «Спартак» и передавали эту любовь своим детям. Со мной произошло то же самое. Мой папа был за «Спартак», я пошел играть в футбол и тоже болел за красно-белых. Влюбился в команду, но не в ту, которая была тогда, а в сам клуб. «Спартак» — это гордость. И неважно тут, что команда изменилась. С каждым годом фанатов меньше не становится, потому что идет преемственность поколений, нас даже больше становится.

— Вы когда-нибудь разочаровывались в любви к «Спартаку»?
— Есть разочарования, к примеру, случаются непонятные покупки, но я реагирую на это не как спортсмен, а как простой болельщик. Многое, что происходит в клубе, мне непонятно, но я не могу осуждать руководство. Могу пообсуждать, но не более. Я больше переживаю, что все болельщики «Спартака» начинают кричать: «Что они делают с клубом?» Каждому фанату просто обидно. Проиграешь вот ЦСКА, заходишь на следующий день в раздевалку и сразу: «Ну че? Твои проиграли?» И ты понуро говоришь: «Ну да». А ведь хочется всегда с высоко поднятой головой ходить.

— Вы как король заходили недавно (разговор состоялся 21 августа, через два дня после дерби. — Sport24)?
— О, да! Если честно, я сам в глубине души не верил, что «Спартак» сейчас в таком состоянии сможет выиграть. Когда клуб некоторых игроков продает, то очень жалко. Думаешь: «Блин, почему его продали?»

— Как часто попадаете на домашние матчи «Спартака»?
— Летал пару раз с женой. В чемпионский год ездил на матч с «Зенитом». Такие эмоции получил, 48 тысяч пело одну песню. Круто.

— Вас не смущает атмосфера на футбольных матчах? Оскорбления фанатов, матерные кричалки?
— Да, нецензурных кричалок много. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. У спартаковских болельщиков с фанатами ЦСКА своя борьба, которая тянется десятилетиями. Они придумывают кричалки, чтобы задеть друг друга. Футболисты соревнуются на поле, а они на трибунах.

— Ну а файеры? Дым, гарь. Что в этом хорошего?
— Может быть. Но я не могу однозначно сказать, что это неправильно.

— Почему на хоккейном матче болельщики более интеллигентные, и в ледовом дворце такой агрессии ты никогда не встретишь?
— Тоже задумывался о том, почему так отличаются болельщики. Но в футболе, кстати, тоже не у всех клубов такая армия фанатов, как у «Спартака», ЦСКА и «Зенита». У некоторых три-четыре человека с шарфами сидят, и все. Они, что ли, задираться будут? Нет. Помню, как «Спартак» играл в гостях у «Рубина». На стадион пришло тысячи две из Казани, а у «Спартака» приехало тысячи три-четыре человек. Красно-белые весь стадион перекрикивали. В хоккее есть тоже команды, у которых фан-движение из десяти человек состоят, а у кого-то большая группа болельщиков.

— Если бы не хоккейная карьера, могли бы представить себя фанатом, который постоянно на выезды гоняет с болельщиками?
— Двигаться везде за командой очень тяжело. Огромное уважение к таким людям. Насчет меня, я даже не знаю, смог бы или нет.

«Шумакову руки, что ли, оторвать надо было?»

— В мае вы подписали новый контракт с «Ак Барсом». Два года — это то, что вы хотели, или то, что предложил клуб?
— Мы хотели три года, но, посоветовавшись с агентом, решил подписать на два. Для меня что два, что три года — это хороший контракт.

— Договорились о повышении зарплаты?
— Да. Мне дали больше, чем я получал.

— Прошлой весной меня поразило, что после вылета из первого раунда у «Ак Барса» весь март были социальные и медиа-активности. После болезненного поражения наверняка хотелось отвлечься от хоккея. На мероприятие приходилось идти через силу?
— Нет, не сложно. После такого сезона не хотелось тренироваться. Какой смысл, если мы вылетели? На лед было выходить неохота. Так что предложение ездить по Татарстану с социальными мероприятиями было очень кстати. «Ак Барс» в какие-то города раньше вообще не приезжал. Приятно помогать детям, заниматься благотворительностью. Мы с удовольствием откликнулись и проехались по многим городам. Я подкинул идею, что после сезона надо ежегодно устраивать тур по Татарстану хотя бы на неделю.

— Были ли в вашей карьере поражения болезненнее, чем 0:4 от «Авангарда»?
— Были. Самый обидный вылет был от «Салавата Юлаева» в первом раунде (в сезоне-2015/16. — Sport24). С «Авангардом» все было понятно по первым играм. У соперника была команда сильнее нас по выполнению работы. Они заслуживали победу больше нас.

— Меня до сих пор мучает вопрос, почему никто из команды не отомстил Шумакову за издевательский гол в стиле Гранлунда?
— Ему руки, что ли, оторвать надо было?

— В НХЛ бы за такое соперника начали сразу бить.
— Согласен. Нам сказали, что за это ему бы что-то сделали. Но у нас в России многое по-другому делается.

— У вас не было желания его проучить?
— Ну он забил, кто-то его побьет. Счет, что ли, от этого изменится? Я понимаю, если бы он своими действиями оскорбил клуб. За это, конечно, можно набить морду. Но парень забил гол. Да, слишком пафосно было, но забил же. Проехали. Самое главное, что эта шайба помогла сопернику выиграть. Не могу осуждать Шумакова.

— Многие считают, что этот гол окончательно сломал «Ак Барс» в той серии.
— Да нет. Вы что? Перестаньте! Ничего он не сломал. После этого гола он еще нам забил.

— Боб Хартли во время серии постоянно говорил о том, что команда соперника играет грубо, даже грязно. Вы согласны, что перебарщивали?
— Нет. Блин, я даже не верю, что он мог сказать, что мы грязно играли.

— Он об этом говорил чуть ли не на каждой пресс-конференции.
— Наверное, как тренер Хартли должен знать, что в плей-офф идет битва чуть ли не насмерть. Ломают и ноги, и руки. Там не задумываешься о том, сильно или слабо ударил. Хочется ударить так, чтобы ему (сопернику) стало больно. Но самое главное, чтобы по правилам. Сильно, больно и по правилам — это нормально. Мы же вышли на лед не балет танцевать, а биться. Без шишек оттуда никак не уйдешь. Это реальная война. Соперник так же выходил и так же нас бил. Мы их били, а они нам забивали. Значит, слабо мы били.

— Вы следили в дальнейшем за плей-офф? Радовались, что «Салават» потом вылетел от «Авангарда»?
— Между собой в раздевалке с ребятами разговаривали о том, что «Авангард» будет сто процентов играть в финале конференции. Лучше них никто на Востоке не был готов, они заслуженно дошли до финала. А там уже ЦСКА… Я знал, что ЦСКА кубок возьмет. Должно же это было когда-то случиться! Ха-ха.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

«При Билялетдинове выходил на площадку с закрытыми глазами»

— Правда, что об уходе Билялетдинова стало понятно сразу после поражения «Авангарду»?
— Я, честно, не следил за ситуацией. Это не мое дело.

— Вы расстроились, когда узнали об этом?
— Он многое мне дал. Я с ним выиграл кубок, он мне доверял, я всегда был у него на хорошем счету. Самое главное, что Билялетдинов ушел сам, захотел отдохнуть.

— Наибольших успехов вы достигли под руководством Билялетдинова. Какой самый ценный совет получили от него?
— Когда он пришел в «Ак Барс» после Олимпиады в Сочи, то вызвал меня к себе и сказал: «Мне вот нужен такой-то игрок. Если будешь выполнять это задание, то будешь у меня всегда играть». Мы поняли друг друга, и я начал играть. Конечно, Зинэтула Хайдярович много мне подсказывал, объяснял, но я никогда не отходил от его требований. Потом мне уже не надо было говорить, как играть, я и так все прекрасно знал, выходил на площадку с закрытыми глазами. Билялетдинову достаточно было посмотреть на меня, чтобы я понял, правильно я сделал или нет.

(РИА Новости)
РИА Новости

— С Квартальновым в этом плане сложнее?
— Он только недавно пришел. Дайте нам время! В принципе, каждый тренер требует одно и то же, есть только нюансы. Стараюсь перестраиваться потихоньку.

— Пишут, что Квартальнов постоянно рассказывает игрокам байки из своей карьеры и вообще много беседует с игроками.
— Это же хорошо! Тренер много с нами общается, нужны и серьезные беседы, и шуточные. Слышишь новые выражения, запоминаешь, все это интересно.

— Шесть «Зеленых дерби» в новом регулярном чемпионате — это не много?
— Не много. И болельщикам, и нам будет интереснее. Будем лучше изучать друг друга. Одно товарищеское дерби уже сыграли, победили со счетом 2:1. Мне всегда нравится играть с «Салаватом Юлаевым». Даже бывает такое, что, когда в игре не идет, за счет эмоций вытаскиваешь из себя все. Все это от атмосферы матча идет. Она не сравнится с игрой с условным «Адмиралом». С «Салаватом» у меня уже до игры легкий мандраж, а когда выходишь на лед, то про все забываешь. Классные ощущения.

«Кто-то был не таким раздолбаем, как я»

— Вы любите в интервью задирать соперника. Кайф доставляет?
— Хочется внимание привлечь к нашему спорту, чтобы было что обсуждать. Я говорю все намеренно. Мы вот с вами сейчас это обсуждаем, значит, это вызывает интерес. Я же не несу чушь, а говорю нормальные вещи. Ну есть у «Салавата» Умарк, ну не нравится мне он! Как хоккеист он отличный, один из лучших у нас в лиге. Но то, как ведет себя на льду, неприемлемо для меня.

— Возьмут и обменяют Умарка в Казань.
— Да никогда его не возьмут в «Ак Барс». Ха-ха!

— Бурмистрова обменяли в «Салават», может, и вас когда-нибудь?
— У меня в контракте прописано, что без моего согласия менять меня нельзя.

— Вам в клубе никогда не выговаривали, что можете в интервью сказать «обосрались, позор, стыд»?
— Я просто говорю теми словами, которыми это можно охарактеризовать. Другим словом это не назовешь, если ты реально сыграл так. Понятно, что после игры выходишь в порыве, в голове еще все бурлит. Ты только снял форму, а тебя зовут на интервью, ты легко можешь сказать что-то сгоряча. А через пару часов же все проходит, ты остываешь и ни на кого не злишься. Бывают же игры, когда команда обосралась. Я не могу сказать что-то типа: «Мы не смогли. У нас не получилось». Что это такое? Надо говорить так как есть.

— Вы очень эмоциональный. Можете вмятину в стене оставить после неудачного матча?
— Да перестаньте. Я не ломаю клюшки, стулья и так далее. Может, в юности мог погорячиться, обидеться, но давненько такого не случалось. Сейчас если только об кого-нибудь сломать клюшку. Ха-ха. И то это слишком.

— Вы говорили, что несколько лет назад изменили свое отношение к хоккею, что повзрослели. Много ошибок по молодости наделали?
— Если посмотреть в паспорт, то я реально повзрослел. А так — стал более ответственным, у меня семья, ребенок. Хочешь не хочешь — повзрослеешь. Свои ошибки считать… У вас их много, у него много, у меня много. Самое главное, что жив-здоров и играю в хоккей. Вот на льду я считаю свои ошибки, а в жизни нет.

— Совершали ли вы в жизни поступки, за которые вам сейчас стыдно?
— Да в интернете наберите, там все написано. Были по молодости случаи не самые приятные. Хорошо, что теперь я на эти грабли не наступаю и стараюсь даже не вспоминать о плохом.

— Ошибки по молодости совершали, потому что не ставили хоккей на первое место?
— Да просто молодым был, глупым. Это нормальное явление. Кто-то был не таким раздолбаем, как я. Но если я вот такой, то что поделать?

— Задумывались ли вы, чем будете заниматься по окончании карьеры?
— Честно, нет. Не хочу даже думать. Мне не страшно, просто не время еще. У меня есть диплом экономиста, не пропаду в жизни! Ха-ха.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0