logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Когда Вова выиграл Кубок Стэнли, я издал на всю гостиницу крик тарзана». Интервью отца Тарасенко

Андрей Тарасенко рассказал все о победе сына.

ХоккейНХЛ
9 августа 2019, Пятница, 11:00
Ярослав Неелов, photo.khl.ru / Getty Images

Главным событием июня, а то и всего хоккейного сезона стала победа в Кубке Стэнли «Сент-Луиса» во главе с Владимиром Тарасенко. Российский нападающий — потомственный хоккеист. Его отец в 90-х становился лучшим снайпером Суперлиги, ездил на Олимпиаду в Лиллехаммере и вот уже много лет работает в тренерском штабе родной и для Владимира «Сибири». 19 августа Тарасенко-младший привезет Кубок Стэнли в Новосибирск, а перед этим событием мы пообщались с Тарасенко-старшим о том, как его сын шел к главному трофею в своей жизни.

— Где вас застала победа сына в Кубке Стэнли?
— Я был на отдыхе в Испании. К сожалению, не удалось слетать на матчи, слишком поздно выдали визу. Смотрели трансляции по ночам, в прямом эфире вместе с женой. Когда что-то не получалось у Вовы или всей команды — выходил на балкон и ругался на всю гостиницу. Ну а когда выиграли, был крик тарзана (смеется). Эмоции совсем не сдерживали.

— А ведь начиналось все для «Сент-Луиса» не так хорошо…
— Кто-то за таким престижным трофеем как Кубок Стэнли идет всю жизнь, играет в финалах и все равно его не выигрывает. А тут молодая команда, занимавшая последнее место и такой успех. Значит, смена тренера по ходу сезона была оправдана. Беруби смог объединить всех одной идеей. Были собрания, индивидуальные разговоры. Для тренера все стали одинаковыми: молодой или возрастной, ассистент капитана или капитан. До этого «Сент-Луис» не был одной командой.

— Пока команда сына поднималась с последнего места, нечто подобное проделывала и ваша «Сибирь». Правда, до плей-офф вам совсем немного не хватило. Проводили параллели?
— Параллелей хватало. «Питтсбург» тоже выигрывал Кубок Стэнли после кошмарной первой половины сезона. Они не были на последнем месте, но тем не менее. У «Сент-Луиса» же все сошлось. Тренер объединил команду, вратарь добавил уверенности защитникам и нападающим, ну и в какой-то мере повезло, что победители дивизионов рано вылетели. Хотя соперники все были очень сильные.

(Getty Images)
Getty Images

— Пример «Сент-Луиса» должен вдохновлять, но эту победу трудно проецировать на КХЛ. Согласны, что повторить такое в нашей лиге практически невозможно?
— Разница в бюджетах дает о себе знать. Разница в бюджетах — это разница в квалифицированных игроках. И легионеры другого класса, и российские хоккеисты. Впрочем, мы с «Сибирью» смогли в 2015 году пройти два раунда. Я думаю, рано или поздно мы придем к тому, что в КХЛ команды будут более ровными.

— Вова после смены тренера задышал полной грудью?
— Не то чтобы задышал. Он такой человек, что всегда стремится, чтобы команда была командой, никто не шептался и все были друг к другу открыты. Вова очень много тратил на это сил. Не только из-за должности ассистента капитана. Он внутри такой. Когда Беруби наладил обстановку в коллективе, сыну удалось сосредоточиться на игре, и все наладилось.

— Что еще изменил Беруби?
— Он хорошо чувствовал состояние игроков. Не перегружал их, грамотно распределял игровое время. Если один устал, он его придержит, даст чуть больше другому. Тот же «Бостон» так много давал играть звену Пастрянк — Крейчи — Бержерон, что к концу финальной серии они подсели. Тогда как лидеры «Сент-Луиса» могли выходить как на 15, так и на 20 минут.

— Как быстро Володя прошел путь от новичка до лидера команды?
— Лидерские качества никто не отменял. Они у него с детства. Дедушка ему всегда внушал, что нужно становиться лидером в любом коллективе. Внушал жажду победы. Почему я должен проиграть? Чем я хуже, чем другие? Это правильные вопросы. Он даже во дворе играл в футбол с ребятами, которые намного старше и сильнее. Да, получал тумаки, но не убегал, не жаловался. Он и в юниорской сборной начинал с четвертого звена, постепенно дойдя до капитана золотой молодежки.

(Getty images)
Getty images

— Володя в интервью всегда говорил, что главный хоккейный кумир для него — это вы. А можете вспомнить, за чьей игрой еще он следил в детстве?
— В то время, помню, только-только начали показывать хайлайты НХЛ на телеканале 7ТВ. Вова хорошо закончил какой-то класс, и мы ему подарили дисковый проигрыватель, на котором можно было записывать матчи. Мы ставили на запись ночные выпуски, потом я вырезал рекламу и оставлял только интересные моменты. Часто он смотрел эти нарезки перед отъездом в школу. Много моментов было в исполнении Яромира Ягра. Когда Ягр играл в Омске, я обращал Володино внимание на его игру: как он исполняет разные технические элементы.

— Вова что-нибудь взял от вас?
— Хоккей тогда все-таки был другим. Менее силовым, менее быстрым. Бросков таких не было. Я, например, бросать с замаха не умел! Для меня забить от синей линии было что-то с чем-то. Хотя синяя линия тогда была ближе. Наверное, Володя взял от меня то, что забить гол равносильно тому, что отдать пас, с которого партнер сможет отличиться. У него, как и у меня, примерно одинаковое соотношение шайб и передач. Я тоже, как и Вова, с виду безобидный, но очень злился, когда проигрывал. Чисто по-спортивному злился. Еще бы я отметил желание анализировать. Этому меня научил папа, его дедушка. Плохое в своей игре надо исправить, хорошее — развивать. Тем более сейчас техника позволяет. Хоккеист может просматривать детально каждую свою смену.

— Вспоминая, каким игроком Вова был в России и какой он сейчас, бросается в глаза акцент на броске. Это ему привили в НХЛ?
— Он и здесь бросал. В 16 лет, начиная играть за взрослую «Сибирь», он уже обладал достаточно сильным броском. В дальнейшем он стал это развивать. Прежде всего, за счет анализа. Он искал правильное положение корпуса, рук, ног. Мы с ним много говорили о подготовке к броску, которая не должна быть долгой. Он это принял и теперь даже шайбу не отводит к ноге перед броском. Ну и, конечно, должна быть сила в руках.

— Многие говорят про его клюшку.
— Ничего особенного в его клюшках нет, он просто поменял ее жесткость. Раньше он играл более жесткими, сейчас более мягкими. Благо сейчас есть возможность попробовать, подобрать. В мое время была клюшка одной жесткости, все ей и играли. Или вот, скажем, материалы. Раньше это было дерево или пластик, а теперь клюшки делают из композитных материалов. Если ты вкладываешь в бросок вес своего тела, то клюшка придает шайбе дополнительную энергию.

— Известно, что у Никиты Кучерова в гараже установлены ворота, где он отрабатывает свой бросок. Есть ли нечто подобное у Тарасенко?
— Да, у него дома есть все условия. Там же и старший сын занимается, он вратарь. Средний сын так вообще фанат хоккея. Постоянно ходит с клюшкой со словами: «Папа, играть! Папа, играть!» Дома Вова все-таки больше занимается с детьми, а тренируется на арене. Доступ ко льду практически неограничен.

— Семья Володю изменила?
— Конечно же, да. Он взрослеет, взаимопонимание и любовь в семье играют большую роль. Все это делает его лучше. Яна понимает, когда Вове надо отдыхать, а когда он может провести время с ней и детьми. Да и статус лидера дисциплинирует. Ты выходишь на определенный уровень, ниже которого уже не имеешь права опускаться. Подготовка, восстановление, питание — это тоже меняет сознание. А семья для него отдушина.

— Про спортсменов говорят: женился — год потерян. С Вовой было не так?
— Я никогда так не считал. Прибавляется забот, возможно. Кого-то это отвлекает. Но люди-то разные. Кого-то свадьба или рождение ребенка только воодушевляют.

— Вы дедом себя уже ощущаете?
— Далеко мы все-таки друг от друга. Если бы не было телефонов с видеосвязью — было бы вообще тяжело. К тому же между нами 12 часов разницы. Далеко не всегда удается с ними соединиться. Зато они часто присылают видео, мы здесь смотрим, радуемся. Ощущаю все равно себя дедом, конечно. Ждем не дождемся, когда они всей семьей прилетят в Новосибирск. Очень скучаем.

— Вы или кто-то из родственников в Америку к Вове летали?
— И я летал, и дедушка. Мой папа летал на Кубок мира в Торонто и потом гостил у Вовы в Сент-Луисе. А у нас на тот момент уже начинался чемпионат, меня бы никто не отпустил. Я, жена и младший сын летали в Сент-Луис во время перерыва в чемпионате КХЛ на Олимпиаду. В то время в НХЛ был так называемый «месяц отцов». Удалось съездить вместе с командой на выезд. Играли в Бостоне и Баффало. Володя поговорил с руководством и попросил, чтобы поехал не только я, но и мой младший сын. Мы летели вместе с игроками на одном чартере, жили в одной гостинице, нам выделяли ложу. Удалось пообщаться с отцами других ребят. Перед вылетом нам выдали игровые джерси с фамилиями, майки, кепки. Своего рода униформа. Главное, что обе игры «Сент-Луис» выиграл!

— На домашних матчах «Блюз» были?
— Атмосфера на игре и организация на высоком уровне! Впечатлило, сколько людей на арене в джерси с фамилией Тарасенко. Смотришь, и гордость берет.

— Сейчас можете сказать, были ли у Вовы какие-то трения с Кеном Хичкоком и Майком Йео?
— Что-то, конечно, было. Но я бы разделял трения на льду и за его пределами. Во время игры и тренер может быть заведенным, и игрок. Хоккеист может как-то резко ответить на лавке, но после игры подойдет и извинится. Это нормально. Главное, чтобы за душой ничего не оставалось — ни у того, ни у другого.

— У Володи с Хичкоком были чисто игровые недопонимания?
— Наверное, мне трудно сказать со стороны. Я там не был. Бывает же, что игрок чем-то недоволен. Иногда игра складывается так, что вообще ничего не получается, все из рук валится. А тут еще тренер одному высказывает за одну и ту же ошибку, а другому — нет. Всякое бывает.

— А какие отношения были с Йео?
— Я знаю, что как только Йео стал главным тренером, он стал много разговаривать с Володей. Наверное, даже больше, чем с капитаном. Рассказывал свое видение, спрашивал его мнение. Единственное, совпадало ли это с поступками. Можно говорить, говорить, а потом принять совершенно другое решение. Тогда пропадает смысл этих разговоров.

— Есть мнение, что в начале своей карьеры в НХЛ Володя играл более разнообразно, шел в обыгрыш, а теперь чаще бросает и быстро расстается с шайбой. Согласны?
— Когда он только приехал в НХЛ, то был неизвестным новичком. Когда он постепенно поднял планку, его стали изучать, играть против него более плотно, порой по два человека. Например, в финале Кубка Стэнли капитан «Бостона» Хара играл с ним практически персонально. Он стал чаще бросать, да и тренер просил об этом. Как стал забивать — соперник стал стараться не выпускать его на свободный лед. Пришлось придумывать что-то, например, ложное движение при броске. Нужно постоянно меняться, что-то придумывать, потому что в современном хоккее команды досконально изучают лидеров соперника.

— В августе ожидается прибытие Кубка Стэнли в Новосибирск. Вы в семье как-то это обсуждали? Были ли другие варианты?
— Володя сразу после победы прямо на льду сказал, что привезет Кубок в Новосибирск. В городе сумасшедший ажиотаж! Когда только «Сент-Луис» выиграл, меня и родителей начали спрашивать, когда приедет Вова с трофеем. Но я здесь ничего не решаю. Организацией заняты сын и Кирилл Валерьевич Фастовский.

— Чем сейчас занимается ваш младший сын Валентин?
— После того как Валентин закончил здесь 11 классов, поехал в Канаду и отучился год в академии. Параллельно играл там за хоккейную команду, они выиграли чемпионат среди академий. В перерыве между учебой ему удалось вырваться на финал Кубка Стэнли и даже побывать на седьмой, решающей игре, в Бостоне, где он стал непосредственным участником большой победы брата.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0