logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«У меня коллекция пряжек, сломанных о мясные головы». Фанат ЦСКА — о зарубах ультрас в 90-е

Поляна у психбольницы, побоища в электричках, арматура и биты в тубусах.

ФутболРПЛ
19 мая 2020, Вторник, 09:30

Легенда армейского фан-движения Сергей «Маугли» Плынин рассказал об основании одной из сильнейших околофутбольных группировок — «Ярославка». Эти фанаты известны своими жесткими стычками в подмосковных электричках и противостоянием со спартаковской бандой «Union».

В этом году состоялись сразу две знаковые для «Ярославки» даты. 9 мая бригаде исполнилось 24 года, а 17 мая — 12 лет громкому столкновению армейцев с оппонентами из «Union» на Яузе.

Чтобы рассказать о событиях прошлых лет, мы встретились с Сергеем Маугли в культовом месте столичного околофутбола — на поляне возле психиатрической больницы, неподалеку от платформы «Лось».

— Почему это место выбирали для «интеллигентных» встреч?
— Тут тихо, спокойно. Сюда не так легко приехать сотрудникам полиции. Иногда даже психи шизили там. Одна часть фанатов приходила сюда лесами, другая через улицу. Бывало, выйдешь из леса, а там тебя уже другая группа ждет. Самый первый забив здесь был у «Ярославки» против «Туков». Матч завершился ничьей.

Кстати, многие не знают, почему после этого Максим с Хакером бились один на один. Там была ничья с нашим преимуществом, а Максим бил себя в грудь: «Я с любым побьюсь!». Хакер был молодой — наверное, только школу закончил. Нас с Лосем с двух сторон семь человек мясных накрыли с арматурой, их было около полтинника. Хакер перепрыгнул тогда через турникет и убежал. После этого он тоже сказал: «Дайте мне любого, я оправдаю». Ну и Макс предложил, и Андрюха согласился. В школьном зале зарубились один на один. Макс победил, но тут 18-летнего Хакера кинули на амбразуру. А он не стушевался.

Многие из нас выросли в соседних дворах, мы с Максом, например. Наши дома были через один на Ярославке. Перед дерби мячик регбийный друг другу заносили, чтоб проверить, дома или нет.

Наиболее масштабный бой тут был, когда молодые «Devils» бросили вызов «Red Blue Warriors». Достойно побились, вторые победили, само собой. Также тут билось «Динамо» против школы «Авангарда».

— Здесь дрались без применения подручных средств?
— Конечно. Никогда ничего не было, ни одной бутылки, ни пряжки.

— А когда прекратили их использовать?
— После событий со сборной Украины в 1998 году это постепенно начало сходить на нет. Только вот на Китай-городе, помню, нас отдуплили с арматуринами в 2001-м. После этого мы устроили вылазку на «флинтов» (Flint’s Crew — прим.) с тубусами, в которых были биты. А потом начались нормальные забивы: как раз с «флинтами» мы и забились, уже без «аргументов».

Особо народ не добивал друг друга. Бывает, начинаешь, а потом уже просто гонишь кого-то. А сейчас спортсмены знают, куда бить и как. Раньше народ, который ездил на футбол — он же и дрался, он же и шизил, не было разделения. А сейчас все разделяются — ультрас, кузьмичи… Одни не дерутся, другие не шизят, стоят на трибуне, насупившись. Мне нравится, когда вся трибуна шизит.

— Когда про тебя говорят, вспоминают случай, когда ты один забегал в электричку, полную красно-белых, и до потери пулься выяснял с ними отношения.
— Это было один раз только.

— Что у тебя тогда было в голове?
— Ребята уехали, а я заснул в детском садике. Проснулся и подумал, что наши где-то получают. Надо помочь. Пошел, подъезжает электричка — и понеслось. На автомате все было. Это было на отрезке от «Лося» до Мытищ, без остановок. Я вставал, меня опять валили.

— Как образовалась «Ярославка»? В каком году?
— В 1996-м. До этого мы все ездили раздельно. В «Лосе» был Мутный, а в Мытищах — Волчок. Они как-то друг с другом договорились, чтоб все вместе ездили. В 97 году уже на первый тур сто человек собралось по ветке. Сбор был в Лосе. У них матч и у нас матч, ехали одновременно. Пока ехали друг с другом, контактировали.

— Как реагировали обычные пассажиры? Их не цепляли?
— Бабушки сразу убегали, таща свои огромные тележки в сторону. Когда в вагонах ехали фанаты, другие люди обычно сразу уходили.

— Были визитки, которые оставляли после побоищ?
— Была визитка: «Ярославское направление: мы гарантируем вам высокое обслуживание по дороге на футбол, ведь, возможно, это ваша последняя поездка». Пару раз только ее вручали. А бывало, подходили, давали в руки, он читает, а ты сразу по лицу бьешь и все.

— «Юнион» для вас всегда были главным соперником.
— И они, и «Гладиаторы». У них был с Мытищ народ, у нас тоже. Начиналось все, когда просто цеплялись на дискотеках. А потом на «Северянине» (станция в Ростокино — прим.) на нас напали «Юнион». Их было 40, нас — 17. Была пятиминутная заруба, мы победили. Потом они попросили реванш, рубились 40 на 40 в Пушкино. Там мы проиграли. Потом мы долго просили реванш, но они как-то уходили. Все это вылилось в событие на Яузе в 2008-м. После этого они одержали несколько побед в городе, и больше ничего не было.

— Расскажи про свои коллекции. Ты собираешь все, что связано с ЦСКА?
— Я значки собираю. Даже больше стал собирать значки соперников, так интереснее. Раньше я ездил на футбол, откладывал билеты. Потом по синьке бухали в садике — и сжег. Пришлось восстанавливать коллекцию, стал делать витринные багеты.

В 1990-х мы рубились на пряжках, тогда они не считались «дерьмом». У меня коллекция пряжек, сломанных о мясные головы. Не точил специально, все по-честному! Еще у меня был флаг ЦСКА, я его купил в палатке «Динамо» за 19 рублей на прощальном матче Федора Черенкова «Спартак» — «Парма». Я купил, на меня местные все так посмотрели! Я его — хоп — за пазуху, и в метро. Коллекция шарфов есть.

— Тебе приходилось произносить какую-то речь перед забивами?
— Я любил просто заряжать. Был народ, который настраивал.

— Что говорится в этот момент?
— По-разному. «Покажите свою силу». Бывало такое, когда говорили, чтобы вспомнили о матерях и детях.

— Откуда появился заряд «Ярославка правит миром»?
— У нас были друзья на «Малинковке», они заряжали «Малинковка правит миром». Был там такой Фунтик, покойник уже. Спросили: «А чего бы про Ярославку так не зарядить?» — «Да, давай».

— Были моменты, когда ты жалел об околофутбольных делах?
— Нет. Никогда. Ни о здоровье, ни об отлучении от семьи. Что было, то было.

— Дети есть?
— Двое детей уже.

— Рассказываешь им об этих приключениях?
— У меня дочерей зовут Ярослава и Мирослава — потому что Ярославка правит миром. Я им не рассказываю о своих делах. Но старшая в Интернете сидит и уже начинает понимать, спрашивает, чем я занимался раньше. «Ну, так», — отвечаю.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене

Понравился материал?
0
0
0
0
0
0