logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Решения Карреры не нравились многим». Маурисио — о конфликтах в «Спартаке» и жизни в Малайзии

Он уверен: его не выкупили из «Лацио» из-за странного трансфера Петковича.

ФутболРПЛ
15 февраля 2020, Суббота, 08:00
Александр Мысякин, Sport24

«Спартак» взял защитника «Лацио» в чемпионском сезоне. Бразилец отыграл 11 матчей, но после окончания аренды вернулся в Италию, оттуда уехал в Польшу, где провел сезон в «Легии», а сейчас играет в Малайзии.

Sport24 встретился с Маурисио во время сбора в Дубае. Из интервью с ним вы узнаете:

  • Почему он не остался в «Спартаке» и как попал в Малайзию?
  • «Спартак» договаривался с «Лацио» о выкупе Маурисио, но все сорвалось — что случилось?
  • Когда на самом деле начался конфликт Карреры и Глушакова;
  • Каррера вел себя странно — в чем это проявлялось?
  • Футбол в Малайзии — что это такое?

— В последний раз мы с вами виделись в чемпионской раздевалке «Спартака». Расскажите, что с вами произошло после того момента и как вы оказались в Малайзии?
— Моя аренда в «Спартак» закончилась. Пришлось вернуться в «Лацио», где я провел еще год, но совсем не играл. Потом контракт с римлянами истек, и поступило предложение от «Джохора». Я приехал в Малайзию, посмотрел условия, которые есть в клубе, после чего подписал двухлетний контракт.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Вы написали одному из спартаковских фан-аккаунтов, что мечтали остаться в «Спартаке», но Массимо Каррера «обманул вас, приведя игрока через своего агента».
— Я хотел остаться в «Спартаке», потому что меня очень хорошо приняли фанаты, мне и моей семье понравилась страна. Перед зимней паузой в чемпионате России руководство «Спартака» сообщило, что заинтересовано в моем выкупе.

Я ушел в отпуск, вернулся, на сборах играл в стартовом составе — как в центре обороны, так и на фланге. Зимой мы были на сборах в Марбелье. Мои представители приехали в отель, поговорили с руководством «Спартака». Я фактически согласился на трансфер из «Лацио»: мы обсудили даже зарплату и сроки контракта.

В финальной же части чемпионата Каррера убрал меня из состава, не сказав, почему. И я начал понимать, что в этой ситуации тренер ведет себя странно. Другие футболисты «Спартака» тоже были удивлены. Я до сих пор не понимаю, в чем было дело.

В итоге в последних турах сезона я не играл вообще. Президент [«Спартака”] сказал мне, что все еще хочет обсудить с «Лацио» мой выкуп, но я чувствовал, что тренер против. Думаю, мой трансфер был не лучшим вариантом для Карреры. Потому что тем летом они привели в клуб другого игрока через агента Массимо (речь о Марко Петковиче. — Sport24).

— Сильно расстроились?
— Мне кажется, что я помог команде в том сезоне: забил важный гол, проводил хорошие матчи. Я чувствовал себя членом коллектива, хорошо адаптировался. Каррера же использовал меня, когда было трудно и нужно было спасать ситуацию. А когда «Спартак» был уже близок к завоеванию титула, то посадил меня на лавку.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Почему не попробовали поговорить с Леонидом Федуном или Наилем Измайловым о вашем контракте?
— Считаю, это дело агентов. Мое дело — играть. Я несколько раз хотел лично поговорить с кем-нибудь из руководства, но решил оставить это своим представителям. Они должны были взять на себя инициативу в данном вопросе. Но не сделали этого. Потому я больше с ними не работаю, ха-ха!

«В Малайзии скучаю по рису, фасоли и русскому борщу»

— Жизнь в Малайзии после Европы — что это?
— Здесь другая культура, другая страна. В России очень холодно, в Малайзии же круглый год жара. Тренировки проводятся ночью, потому что днем очень жарко. Когда я приехал, мало что знал о местной культуре, но теперь за год более-менее адаптировался. Это другой опыт, который мне и моей семье действительно нравится. Думаю, я принял верное решение, перейдя в «Джохор».

— Что вам больше всего нравится в Бразилии, Португалии, Италии, России и Малайзии?
— В Бразилии — семья и друзья, это ведь моя родина. В Италии — еда, особенно паста. В России — ох, тут много чего: и шоппинг, и Красная площадь, и фанаты «Спартака», и столько вещей, что я даже все не вспомню. В Португалии, наверное, тоже фанаты, к тому же там говорят на моем родном языке. Ну а в Малайзии — гордость быть частью клуба, которым владеет принц. Да-да, владелец нашей команды — принц султаната Джохор — обеспечивает всем игрокам и сотрудникам комфорт и безопасность. Мои дети ходят в отличную школу. У клуба есть четкая структура, он развивается. Это было важно для меня при принятии решения о переходе.

— Как вам малазийская кухня?
— Ну, там хожу в итальянские рестораны или любые другие. Найти можно что угодно. Местная еда для меня слишком острая.

— По чему еще скучаете?
— Из бразильской еды — по традиционным рису и фасоли. А из русской — по супу. Как он называется? Борщ? Точно!

— Как там с футболом? После Италии и России — непривычно?
— Конечно, он отличается от европейского. Уровень в Европе намного выше, но «Джохор» вот уже много лет подряд выигрывает национальный чемпионат и регулярно играет в азиатской Лиге чемпионов. Вот там, играя с клубами из Японии, Кореи, Китая, ты чувствуешь совершенно другой уровень. И такие матчи мне нравятся. Поначалу привыкнуть к чемпионату Малайзии было сложно: поля, невысокая интенсивность тренировок. Но сейчас, после года, там я более-менее привык.

— Вы попали в Малайзию, уехав из Бразилии и побывав в Португалии, Италии и России. Страшно представить, где окажетесь дальше.
— Если честно, у меня всегда была мечта играть в Азии: в Японии, Китае, ОАЭ. Но Малайзия недалеко от всех этих стран. Кроме того, в отпуске можно легко добраться до Сингапура, Дубая или еще куда-то. Что касается карьеры, то мне все очень нравится в «Джохоре». И если клуб предложит новый контракт, с удовольствием закончу карьеру здесь.

«Уже в чемпионском сезоне у Глушакова и Карреры были проблемы»

— Одно из моих наиболее ярких воспоминаний, связанных с вашим спартаковским периодом, — манекен-челлендж на одной ноге при праздновании гола Дениса Глушакова.
— Ха-ха! Я это тоже помню, конечно. Тогда перед матчем у меня были проблемы с лодыжкой, а в игре они усугубились, из-за чего пришлось покинуть поле. Перед игрой мы договорились, что если Глушаков забьет, то устроим особенное празднование гола.

В итоге Глушаков вколотил мяч в добавленное время, и я от радости прискакал на одной ноге праздновать. Крутой момент, согласен с вами. Еще запомнился мой победный гол в ворота «Терека» и, разумеется, победа в чемпионате. «Спартак» долго не выигрывал титул, и это было безумное счастье — стать частью истории такого клуба.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Знаете, что случилось с Глушаковым после вашего ухода из клуба?
— Нет, но я в курсе, что он ушел из «Спартака».

— «Спартак» был близок к защите титула год спустя, но команда провалила концовку сезона: Глушакова критиковали, потом между ним и Каррерой произошел конфликт, и в итоге оба они в разное время ушли из «Спартака».
— Я быстро подружился со всеми в команде. Глушакова запомнил как очень хорошего парня. Но уже в чемпионский сезон — когда я еще был в «Спартаке» — было видно, что у них с тренером какие-то проблемы. Вообще, многие футболисты были недовольны решениями Карреры.

— Но почему никто не говорил об этом? Ведь в итоге футболисты оказались крайними.
— Ну так команда побеждала. В раздевалке кто-то мог быть недоволен Каррерой или чем-то еще. Но мы — легионеры — собрались вместе с капитаном и еще парой русских ребят, обсудили ситуацию и решили оставить все внутри коллектива. Понимая, как важен для клуба и каждого из нас титул, мы решили, что не время выражать недовольство.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Теперь большинство фанатов готовы объявить предателем любого, кто критикует Массимо.
— Ну что я могу сказать, фанаты видят только хорошее — они ведь ходят только на матчи. Они не находятся внутри команды ежедневно, не знают всех процессов, что происходят там. Нормально, что у каждого свое мнение. На тренировках ситуация была другой.

Нужно быть внутри команды, чтобы понимать, почему мы побеждали и стали чемпионами. На мой взгляд, в «Спартаке» был классный коллектив, все работало как надо. Те, кто не играл часто, выходили в нужный момент и делали свое дело.

— Андрей Ещенко сказал в одном из интервью, что титул выиграла команда, а не Массимо Каррера. Вы с ним, так понимаю, согласны?
— Да, полностью. Разумеется, Массимо сильно помог. Его вклад в чемпионство никто не собирается оспаривать. Но, считаю, большую часть работы выполнили футболисты. Ведь на поле выходили именно они.

— С кем из бывших партнеров по «Спартаку» сейчас на связи?
— С Луисом Адриано, Фернандо, Мельгарехо. С Ромуло, который уехал в Китай, также общаемся. Из россиян — с Ребровым, с Ещенко — он классный парень! А еще с Педро Рошей переписываемся. Кстати, Каррера мне писал, когда возглавил АЕК.

— Неожиданно.
— Вот и я был удивлен. Было грустно, что из-за его предательства пришлось уйти из «Спартака». Но в итоге сейчас я не жалею о том, как сложилась моя жизнь.

— Массимо звал вас в Грецию?
— Думаю, это он хотел приехать в Малайзию, ха-ха! Я до сих пор пытаюсь понять, почему он был против моего выступления за «Спартак». Наша команда была чемпионом, а теперь… Многие футболисты ушли, потому что Массимо не хотел видеть их в команде.

— Следите за выступлением «Спартака»?
— Разумеется. Постоянно отслеживаю результаты, стараюсь смотреть хайлайты важных игр — класико с «Зенитом», дерби с ЦСКА. Но команда сильно поменялась. Мало кто остался с чемпионского сезона.

— Что предпочли бы: снова играть под руководством Массимо Карреры или вернуться в «Спартак»?
— Вернуться в «Спартак». Я был счастлив в Москве, и там я стал чемпионом.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Что пожелали бы спартаковским болельщикам?
— Желаю всего самого лучшего клубу и преданным фанатам, одним из которых являюсь и я сам. Надеюсь, красно-белые вскоре вновь смогут стать чемпионами!

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене