logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Гончаренко — сумасшедший. А Семак гораздо ближе к игрокам». Лучший африканец РПЛ в 2019-м

Сильвестр Игбун — о «Динамо» и «Уфе», деньгах и расизме, Евсееве и Сталлоне.

ФутболРПЛ
13 декабря 2019, Пятница, 07:55
fcufa.pro / instagram.com/tataemeka

Сильвестр Игбун — один из самых верных России легионеров: в «Уфу» он перебрался в 2015-м, сразу после чемпионства с датским «Мидтьюлландом». Слай стал лучшим бомбардиром в истории клуба, а этим летом запросился на выход и стал последним трансфером «Динамо». Роман Орещук мучительно искал усиление атаки, сорвались варианты с Умаром Ньяссом и Мунасом Даббуром, в итоге заткнули позицию Игбуном — не чистым форвардом, зато бесплатным: «Уфа» отпустила в аренду с правом выкупа.

В «Динамо» нигериец занялся тем же, чем и в прошлый сезон в Башкирии — борьбой за выживание. Но, как уверяет в интервью Sport24, знал, что будет лучше — и правда, на перерыв «Динамо» ушло в шаге от зоны Лиги Европы, а Игбун — второй бомбардир команды после 20-миллионого Максимилиана Филиппа.

Перед отпуском Слай рассказал Александру Муйжнеку:

  • как ругался с «Уфой» из-за трансфера и почему предпочел Россию Саудовской Аравии;
  • чем Вадим Евсеев схож с Кириллом Новиковым и чем Виктор Гончаренко отличается от Сергея Семака;
  • почему отказывался от вариантов в Европе, но почему не перевезет в Москву семью;
  • как врубал режим Рэмбо в Нигерии и возвращал украденные телефоны.

— Как вы потеряли мотивацию в «Уфе»? Год назад играли в Лиге Европы, после вашего ухода команда обыгрывает грандов.
— После четырех лет в «Уфе» настало время для нового вызова. Перед отпуском обратился к президенту : «Я сделал что мог для клуба, прошел через трудные и удачные времена. Вы удерживали меня, но пора прощаться». Он согласился, а, вернувшись, я увидел, что за меня выставили слишком высокую цену. Это стало проблемой: на меня выходили многие клубы, и лето могло сложиться гораздо проще. «Уфа» стремилась меня сохранить, но изменить моего решения не смогли бы.

— Когда возникло «Динамо»?
— В день матча «Уфы» с «Оренбургом», который я смотрел с трибуны. Назавтра собирался в Нигерию. Уже в аэропорту, ожидая вылета в Москву, получил звонок от президента «Уфы»: «Останься, на тебя есть планы у «Краснодара». Жди звонка». Я ответил, что перезвоню или отправлю сообщение. К тому моменту меня уже хотел видеть «Арсенал».

Через пару минут после прибытия в Москву снова звонит президент: «Возник вариант с «Динамо», собираются с тобой поработать». На следующий день я встретился в отеле с директором, который уже ушел , за пару часов все обговорили. Пока я здесь в аренде, но точно хочу остаться насовсем по окончании сезона.

— Почему не сложилось с «Краснодаром» и «Арсеналом»?
— Об интересе «Краснодара» слышал еще раньше от одного агента. Как понимаю, они выбирали между мной и Фернандешем из «Локомотива».

Тула сделала все, чтобы подписать контракт, но меня просто отказывались к ним отпускать. Мы встречались с руководством «Уфы», и президент заговорил о новых условиях для меня. То же самое говорил Евсеев — я был ему нужен: «Подожди, подумай о новом контракте, мы можем дать тебе больше денег».

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

Я отвечал: «Дело вообще не в деньгах. Иначе давно бы уехал в Саудовскую Аравию, где мне предлагали гораздо больше». Знаю случаи, когда люди очень богаты, но не знают, что с этим богатством делать. Куда важнее личное счастье и успех. «Я в «Динамо» хорошо устроился, ничего больше не надо» — такое невозможно. Каждый день я должен стремиться стать сильнее, расти, испытывать голод.

— Почему отказывались выходить на поле прежде, чем «Уфа» отдала вас «Динамо»?
— «Уфа» мне объясняла: «Арсенал» — примерно наш уровень, если тебя захотят в России, то это должен быть топ-клуб». — «Полностью согласен. Но если я им не нужен, что поделать? С радостью поиграл бы в российском топ-клубе, но что-то оттуда не звонят. Не проситься же мне самому? Отпустите в Тулу». — «Нет, тогда Саудовская Аравия». — «Мы так не договаривались, речь шла об «Арсенале». Вы не заботитесь о моем будущем — а раз так, с чего я должен представлять «Уфу», биться за нее, как будто все в порядке? Не можете принять решения — его приму я». К тому же мог получить травму.

— Как это воспринимал Евсеев?
— С ним не было проблем. Как бывший футболист Евсеев понимал меня, видел, что разумом я не с «Уфой». У него, кстати, есть что-то общее с нашим тренером в «Динамо». Оба жесткие парни, требуют стопроцентной дисциплины. Другие постоянно шутят, смеются, работают расслабленно — это не тот случай. У Евсеева и Новикова все равны, даже большие игроки обязаны работать на полную, слабости не прощают.

(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

— Правда, что «Уфа» сама раздула историю с тем, что вы заблокировали их в инстаграме?
— Откуда это вообще взялось? И поверит ли мне кто-то, если я скажу, что никого не блокировал? Это было бы глупо. Когда «Уфа» приезжала в Москву на кубковую игру с ЦСКА, я случайно оказался в том же отеле, где они остановились — встречался с другом. Вдруг открывается лифт — а там мои знакомые! Позвали меня на ужин, где я увидел всех игроков и тренеров — просто супер.

— Какие были варианты за рубежом, кроме Саудовской Аравии?
— Турция, Венгрия. Еще Китай, но туда я тоже не хотел — рано. Деньги важны, но я не могу быть счастлив только деньгами — а как же футбол? К России я привык, я здесь с 2015-го, это мой второй дом. К тому же люблю Москву и хотел тут обосноваться: постоянно гонял сюда из Уфы в любой выходной, звал друзей — чаще всего в моем любимом ресторане в «Сити».

— Игроки сборной Нигерии успешны в АПЛ, Ла Лиге. Вам предлагали уехать в топ-лигу?
— Моим контрактом распоряжалась «Уфа», а так, предложения сыпались каждое окно. И постоянно названивали агенты: один вариант, другой… Но мне такое не нравится, все, что я мог сделать — переадресовать к моему агенту. И каждый раз на этом все глохло. Может, кто-то хотел денег, пытался выбить себе комиссию, разбить 50 на 50 или 70 на 30 — это не для меня.

— Вы были самым высокооплачиваемым игроком «Уфы», но неужели вам не надоело в РПЛ?
— Первое, что сказал агенту, [когда собрался уходить из «Уфы»]: «Если начнут поступать предложения — в Европу не хочу». Я девять лет провел в Дании, выиграл чемпионат, бросил себе вызов и поехал в Россию, чемпионат куда более высокого уровня. И мне тут нравится, все неплохо. Сейчас мне 29, моложе я не становлюсь, и возвращение в Европу ничего сейчас не даст. Может быть, скоро настанет пора ехать на Ближний Восток или в Азию — но это, может, через несколько лет, а пока я только начал в «Динамо».

(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

— Ваш друг Ахмед Муса от Саудовской Аравии не отказался. Это же от него форма ЦСКА, в которой вы фоткались?
— В Африке я никогда не тренируюсь и не играю в футбол в экипировке своего клуба, вот и использую какие-то другие. А тут, за месяц до отпуска, Муса приехал в Уфу, забил, и мы обменялись футболками и шортами. Ахмед форму «Уфы» тоже надевал.

Видно, как сейчас Мусы не хватает ЦСКА. Он был настолько важным игроком, что его возвращали в аренду из «Лестера». Мне, кстати, писали болельщики ЦСКА: «Переходи к нам, ждем!»

— Почему не перешли?
— Я слышал об интересе ЦСКА: со мной связывались разные агенты, президент «Уфы» тоже сообщал мне об этом. Но я доверяю только людям, которые делают реальные усилия. Так делала Тула: оттуда постоянно мне звонили, боролись за меня, настаивали, чтобы «Уфа» дала добро. То же самое — «Динамо»: обратились ко мне напрямую, сразу было ясно, что все серьезно.

Босс «Уфы» очень близок с ЦСКА, но сам я ни с ними, ни с «Краснодаром» о переходе не общался. Истории в сети — «мы хотим этого игрока, того» — только истории. Пишут про какие-то переговоры, а я даже не в курсе. Если чего-то хочешь, проще набрать мне или моему клубу.

— Максимилиан Филипп отрабатывает заплаченные «Боруссии» деньги?
— Мне нет дела, за какую сумму его подписали. Раз в Филиппа столько вложили — значит, оценили его качества и поверили в него. Что точно, так это то, что Милли — приятный парень и очень, очень приличный игрок. В этой части сезона ему чего-то не хватало, но к зиме он набрал мощный ход. Видно, как Филипп соскучился по голам. И в двух турах подряд он оформил по дублю — как можно осуждать такого форварда? Говорили, что после «Ростова» Филипп не повторит такого с «Локомотивом», а он сделал. Скоро будет хет-трик!

(Екатерина Данилова, Sport24)
Екатерина Данилова, Sport24

— Другого форварда Клинтона Н`Жи осуждали за видео, которым он отметил переход в «Динамо». Как оно вам?
— Не хочу говорить об этом, вообще не смешно. В раздевалке никто не шутил над Клинтоном. Никто не хотел бы, чтобы такое всплывало. А мы, африканцы, чувствительны к этому. Не знаю, что было бы, случись подобное со мной — может, убил бы себя. Мы не подозреваем, как он это пережил.

Н`Жи — один из моих лучших друзей в «Динамо» наравне с Каборе (вместе учимся у него русскому). Мы как-то пошли в ресторан, я записал видеосообщение для своих друзей, а Клинтон сказал: «Эй, я не тот человек, кто любит, когда его снимают и распространяют». — «Дело в том видео с девушкой?» — «Да».

— На безумства способен ваш приятель Эммануэль Фримпонг.
— Отличный чувак — как только он появлялся, вызывал смех в раздевалке. Настоящий drama guy: вызывал внимание на себя, не отставал от тебя, пытался говорить по-русски, хотя ничего не знал. Ну и помню матч со «Спартаком» — через пару дней после того, как я подписал контракт с «Уфой». Я сидел на скамейке, а Фрим вышел в старте. Не знаю, что фанаты ему кричали — что-то расистское, судя по всему, — но через полчаса он показал им средний палец и послал.

(Евгений Семенов, Sport24)
Евгений Семенов, Sport24

— Вам хотелось когда-то отреагировать так же на поведение трибун?
— Люди в разговоре со мной часто называют Россию расистской страной. Но как я могу сказать так же, если никогда не сталкивался здесь с расизмом? За пять лет — ни разу. Знаю, что это происходит, в любой стране есть расисты. Вопрос в том, как футболисты на это реагируют. Кидают на поле банан или ухают — кто-то плачет и уходит с поля, а Дани Алвес съел банан и продолжил игру. Если я когда-то услышу оскорбления, не буду слушать — лучше делать свою работу.

— Кто кроме Фримпонга помогал вам освоиться в «Уфе»?
— Зинченко был одним из немногих, кто говорил по-английски. И для своих 19 он выделялся талантом — тогда он уже сверкал в сборной Украины. Знаю, что перед отъездом в Англию он мог оказаться в «Спартаке», «Зените», «Локомотиве». Но поехал в АПЛ. Клубы вроде «Ман Сити» ищут молодежь по всему миру, но не всем предлагают пятилетние контракты и не всех оставляют после аренды.

— Комментатор матча с «Локомотивом» рассказал, как тепло вы пообщались с Живоглядовым и как скучали по нему.
— Мой друг! После матча я очень устал, сразу поехал домой и включил «Зенит» со «Спартаком». Тут позвонил Дима и предложил встретиться: «Чего не звонишь?» — «Очень занят, бро». — «Поужинаем сегодня?» — «Дам знать, если буду готов». Но заленился. Рад, что Живоглядова купил «Локомотив», и знаю, что Кругового уже подписал «Зенит» — правда, не представляю, куда им еще один крайний защитник.

Кроме Димы в «Уфе» я близко общался с Азаматом Засеевым, Кротовым и вратарями. Шелия, который теперь в «Тамбове», мой хороший кореш, а Беленов для меня вратарь номер один. Игроки «Уфы» очень возмущались, что я ушел, пытались переубедить: «Почему не попросишь новый контракт?» Фанаты «Уфы» написывали в директ, умоляли остаться, признавались в любви — как и на каждом матче.

— Гончаренко тоже когда-то просил вас остаться в «Уфе». Вы вспоминали, что он постоянно шутил.
— Ну не всегда. Есть известная история в Грозном, когда он выгнал с установки игрока «Уфы», у которого прозвенел телефон — а ведь тот должен был выйти в старте. Как тренер Гончаренко сумасшедший! Жесткий. Тренировки у него очень интенсивные, я с такими, наверное, не сталкивался. Все не зря: при Гончаренко об «Уфе» заговорили всерьез — когда я только переходил, уровень был заметно ниже. Он оставил наследие, и следующие тренеры работали с тем, что оставили Гончаренко.

Не удивился, когда его позвал ЦСКА: там поверили, что он приведет клуб на вершину. Два моих последних матча против его ЦСКА сложились в мою пользу: весной забил за «Уфу», а в октябре благодаря голу Н`Жи «Динамо» победило. Но уверен, лучшие времена настанут.

— Как поменялась работа при Семаке?
— Он отличается от Гончаренко: Семак ближе к игрокам, с ним можно поделиться мыслями, поговорить, и он всегда выслушает. Я не фанат плотного контракта с тренером, не люблю брататься с ним — но для команды это плюс.

(РИА Новости)
РИА Новости

— У вас есть любимый фильм с Сильвестром Сталлоне?
— Номер один актер для меня! Но отчетливо помню один фильм — «Рэмбо».

— Вам приходилось постоять за себя, как Рэмбо?
— Когда я был молодым, жизнь была совсем другой. Я совсем не видел себя в футболе. Проводил время на улице с друзьями, которые не могли найти себе места в жизни. Я никого не убивал, не угрожал пистолетом или ножом, но кулаки применяли и сталкивались с опасностью. Уличная жизнь, знаете? К нам приходили знакомые ребята и жаловались: «Вон тот парень отнял у меня телефон». Приходилось разбираться. Находили этих негодяев и сначала просто спрашивали: «Зачем ты забрал?» Когда этого не хватало, убеждали по-другому. Потом возвращали телефон, и владелец нас благодарил как мог.

Вскоре понял: ничего от этой жизни не получаю, это не мое. Потом я кое-где работал (в водоснабжении), заработал на свой первый мобильник, стал играть за «Эбедей» и уехал в Данию — футбол стал делом номер один. Сейчас я возвращаюсь домой и вижу приятелей, которые с моих юношеских времен не поменялись. Это не очень здорово.

А кто-то приходит и просит бутсы, форму, просто одежду. Сам я никогда ни о чем таком не просил. Отец научил самостоятельности: «Не полагайся на других, будь собой. Они могут тебя подвести, а ты сам себя — никогда».

— Под каждым постом в инстаграме вы славите Бога. Чем вера для вас важна?
— Я вырос в верующей семье: тетя — пастор, мама всегда водила нас в церковь. Оглядываюсь назад, вижу, через что прошел, и благодарю Бога. Одних моих сил или удачи не хватило бы, все происходит по промыслу Божьему. Вера помогает понять: вокруг много футболистов, которые лучше меня, у которых благополучнее сложилась карьера — но я радуюсь тому, что имею.

— У вас есть фото с элитными машинами. Все они в Нигерии?

— Да, в Москве я передвигаюсь на такси: от моего дома (около стадиона) до базы — минут 30-40. В Уфе у меня был автомобиль, но в Москве трафик дикий!

— Не планируете перевезти семью в Москву?
— В этом нет смысла: дети родились в Дании, учат там язык. Представьте, что завтра меня позовут в Англию или, скажем, в Китай. Семья даже в Уфу ни разу в гости не приезжала, и в Москву пока нет — я сам еду в Данию. Дети — вся моя жизнь, так что был очень рад, что нам поставили последнюю игру с «Зенитом» на пятницу. Чем скорее увижу сыновей, тем лучше.

— Как отреагировали на попадание Дании и России в одну группу на Евро?
— Я играл за «Мидтьюлланд» против футболистов сборной Дании. И еще против финна Теему Пукки, когда он был в «Брондбю», а теперь в «Норвиче». Дания — молодая, очень трудолюбивая команда, Финляндия стала сенсацией отбора. Но и Россия уверенно прошла квалификацию, за исключением матчей с Бельгией. Значит, еще есть над чем работать — если подготовятся, добьются не меньшего, чем на чемпионате мира. Легко посчитать бельгийцев фаворитами — но помните же, что случилось с Германией на ЧМ-2018? Даже не вышли в плей-офф.

— Нигерия на последнем Кубке Африки выиграла бронзу. Когда мы увидим вас в сборной?
— Мы, африканцы, знаем, как все происходит с приглашениями в сборную. Спорт превращается в политику. Прекрасно помню, как забил «Амкару» за «Уфу» и поехал на матчи со Свазилендом — свои последние в сборной. Я играл вместе с Оби Микелом, Мусой, Ихеаначо и был, наверное, одним из лучшим на поле. Потом пришел новый тренер, и больше меня никто не вызывал.

Подписывайтесь на Sport24 в инстаграме!