logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

Первое интервью заводящего «Спартака» после суда. Ему запретили посещать стадион за заряды про Дзюбу

Валерий Амиго — об оскорблениях, задержанных фанатах, поддержке и солидарности.

ФутболРПЛ
7 декабря 2019, Суббота, 07:00

На прошлых выходных, когда в 18-м туре РПЛ встречались «Зенит» и «Спартак», в Петербурге задерживали десятки болельщиков. Во время матча на «Газпром Арене» задержали Валерия Бевза a.k.a. Валерия Амиго, заводящего трибуны «Спартака», и после составления протокола отпустили. Уже из Москвы Бевза вернули в Петербург — как свидетеля по уголовному делу о массовой драке, случившейся в Питере еще в мае.

В итоге Валерию предъявили обвинение. Петроградский районный суд запретил фанату посещать футбол в течение полутора лет и оштрафовал на пять тысяч рублей за оскорбления в адрес Артема Дзюбы.

Бевза открыто поддержал «Спартак». Первое интервью после суда Валерий дал программе «В движе» на Sport24.

— Как все было непосредственно на матче, как события там развивались?
— Пропустили гол с участием одного игрока , трибуны завелись, начали скандировать оскорбления. Наверное, это один раз за матч было, может два — и все. Дальше — стандартная поддержка команды, шиза.

Потом мне стало плохо на трибуне, я вышел с сектора подышать воздухом, умыться, и меня задержали сотрудники полиции. Работники нашего фан-клуба настаивали, чтобы меня в скорую помощь сначала отвели, потому что мне реально было плохо. В скорой помощи меня осмотрели, но, как говорят, после совещаний с сотрудниками полиции фельдшер сказал, что госпитализировать не будем. Меня доставили в так называемый пикет полиции.

— Что тебе предъявляли?
— Сказали, что ругался матом. «ты самый плохой тут человек», «Сейчас, сейчас, видео принесем». А я говорю, что мне плохо, давайте вызовем скорую помощь. Сказали: «Сейчас вызовем, попозже, попозже». По итогу после 12 ночи приехала скорая помощь.

— Тебе говорили, что задерживают тебя за организацию оскорблений одного конкретного игрока?
— Собственно, в протоколе это отразилось. Написали, что оскорблял капитана сборной России и игрока «Зенита» Дзюбу. Так как я не совершал данное правонарушение, я написал в протоколе, что прошу приобщить видеоматериалы к делу. И так как я не живу в Санкт-Петербурге, попросил в протоколе, чтобы дело направили на рассмотрение по месту жительства. В протоколе попросил рассмотреть дело по месту жительства, подписал ходатайство. Кроме того, писал бумагу: если это ходатайство не удовлетворят, не возражаю против рассмотрения дела без моего присутствия.

— Ты же наверняка был в курсе того, что происходило в городе за день до матча: ваши люди приезжали туда заранее. Весь интернет был в этих слухах о том, что людей просто задерживают на улице. С кем-то, наверное, ты общался. Что рассказывали, что происходило?
— Да, первые весточки о том, что люди просто вышли, и их задержали, приходили с матча молодежных команд. К вечеру, когда людей уже начали задерживать массово, новостей стало больше. Люди сидели, отдыхали и пиво пили, а их просто задерживали.

Мне стали писать люди в социальные сети — где и как задерживают. Например, двоих парней задержали в сквере. Ребята шли, перед ними остановилась машина, подбежали двое гражданских, одному стали заламывать руки и спрашивать: «Откуда? Москва?» — «Да». Погрузили в автомобиль и ушли задерживать других. Позже многие ребята встретились все вместе в отделении.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— История в Питере закончилась, ты благополучно доехал до дома. Как развивались события дальше?
— На следующий день мне позвонили и сказали: нужно явиться на Петровку, чтобы дать какие-то объяснения. Я подумал, что такое может быть, так как я заводящий, а фигура, из-за которой все произошло, достаточно раздутая. Я проконсультировался со знакомым адвокатом. Он сказал мне, что если у меня на руках есть протокол, то я могу смело туда прийти.

Меня встретили московские сотрудники и двое их питерских коллег, которые предъявили мне уже совсем другую бумагу. В ней было сказано, что я являюсь свидетелем некоего уголовного дела, которое произошло в мае перед матчем «Зенит» — ЦСКА. Была драка неизвестных лиц с другими неизвестными, пострадало также неизвестное лицо, а я — человек, который может сказать, кто это был, потому что я якобы находился там и все видел. Мои доводы, что у нас в это время был матч «Спартака» с «Уфой», и я находился на трибуне, никого не убедили. Хотя есть фото и видеоматериалы, которые это подтверждают.

Сотрудников мои доводы не убедили. Сказали: нужно проехать в Санкт-Петербург. Разрешили взять с собой адвоката, но его нахождение там и дорогу должен был оплатить я сам.

— Туда тебя отправили за счет государства?
— Да. Ехали на поезде, в купе, все было нормально.

— В разговорах с тобой сотрудники понимали, что это какой-то абсурд, тем более у тебя есть алиби и ты не мог находится там в это время?
— Казалось, что понимали, но ссылались на то, что у них есть бумага и они должны свою работу выполнять.

— Обратно тебя отправили за свой счет?
— Да. Выдали решение суда, все со мной попрощались и растворились.

(vk.com/valeraamigo)
vk.com/valeraamigo

— Что было на суде?
— Показалось, судья уверенно говорила, что я виновен. Я попросил приобщить видеоматериалы, посмотреть их. На что она отвечает: «Я все, в принципе, смотрела. Там и так все понятно». Я настаиваю. Приносят ноутбук, и мы смотрим два видео. На одном — вся трибуна, так что меня не видно. На другом — я крупным планом. Я два раза обернулся к сектору и посовещался, [говоря] в мегафон, с человеком, который стоял внизу, по поводу зарядов. То есть я не призывал сектор, руками не махал.

Меня попросили объяснить свои действия, я почти то же самое повторил. Сказали: «Ага, ага». И все. Судья вышла на минут 50 — час, потом пришла, объявила приговор.

— Какие были первые ощущения после того, как ты вышел из суда?
— Первое, что хотелось сделать — сказать всем парням, которые за меня переживали, что со мной все в порядке. Реально очень много людей мне писали, звонили. Непонятно было, за что увезли. Очень много переживали по поводу того, что вообще дальше может произойти. Были самые негативные предположения.

Дальше уже начали обдумывать, что надо подавать апелляцию, потому что я не делал того, в чем меня обвинили. «Спартак» сразу отреагировал, за что им тоже спасибо. Клуб подключился, пообещал юридическую поддержку. Пока мы с ними не встречались, но знаю, что работа ведется.

— Когда решение вступает в силу?
— Четвертого осудили, десять дней на обжалование. Значит, 14 декабря.

— На футбол успеваешь сходить?
— Естественно.

— Пойдешь?
— Конечно.

— Ты представлял себе, что такое полтора года без футбола?
— Мысли какие-то посещали, но я сразу их гнал от себя. Уверен: мы добьемся оправдательного приговора.

(РИА Новости)
РИА Новости

— Оскорбления этого игрока (Дзюбы) на трибуне были?
— Это продолжается с момента его ухода из «Спартака». Это происходило всегда, на каждом матче. Негатив к его персоне у людей существует. В принципе, все спровоцировало, когда он забил гол . Плюс та истерия, которая была после Сан-Марино. Понятно, что люди приехали в Санкт-Петербург на негативе.

— У тебя о нем какое мнение?
— Крайне негативное.

— Из-за перехода из «Спартака» в «Зенит»?
— В том числе. Он когда переходил, поступил лицемерно — собрал актив фанатов и сказал: «Мне не продлевают контракт. Если продлевают, останусь. Я 15 лет в системе клуба, я спартаковец, я за ромбик». Через две недели ему, по нашей информации, предложили контракт с зарплатой на 500 тысяч больше, и он оказался в «Зените». Думаю, если бы он объяснился с фанатами «Спартака», извинился бы за уход, сказал бы, что век футболиста короткий, его бы все поняли, такого негатива бы не было. Но когда ты в лицо говоришь одно, а потом говоришь другое — это лицемерие.

— Что сейчас нужно делать фанатскому движению, чтобы быть услышанными, но оставаться в правовом поле?
— На данный момент идет подготовка акции солидарности всех фанатов. Все планируют уйти с матчей на 30-й минуте.

— Получится эта солидарность (интервью состоялось до начала 19-го тура; фанаты «Зенита», «Динамо», «Арсенала» и «Локомотива» покинули трибуны в первом тайме. — Sport24)?
— Я уверен, что получится. Так было всегда. Так должно быть, это братство, эта солидарность. Мы можем быть соперниками на поле, на трибунах, но в жизни мы помогаем друг другу всегда.

— Как ты отнесся к заявлению Запашного?

— У нас людей приплетают за мат на трибунах, а тут прозвучал прямой призыв бить и калечить людей. Наверное, надо, чтобы в этом разбирались соответствующие органы. Может, и психиатрические. Такое нельзя оставлять без реакции. Трудно представить, что у человека в голове, если он говорит о таких вещах. Ведь в своем интервью он еще предложил ввести для людей клетки и специальные жалюзи, которые будут их закрывать.

Подписывайтесь на страницу Sport24 Вконтакте!