logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«Не про Дзюбу же спрашивать». Генич — о том, как его отправили к Медведеву с вопросом о допинге

А в твиттере просили узнать про самолет.

ФутболЧемпионат Европы
7 декабря 2019, Суббота, 09:00
instagram.com/genichkonstantin / РИА Новости

Премьер-министр России Дмитрий Медведев каждый год проводит пресс-конференцию для ведущих телеканалов (как Владимир Путин проводит прямую линию с населением). В этот раз вопросы главе правительства задавали 20 телеканалов, в том числе «Карусель» и «Спас». О «Суверенном интернете» с Медведевым говорила Настя Ивлеева («Пятница»), о борьбе интернета и телевидения — Тимур Батрутдинов («ТНТ»).

«Матч ТВ» неожиданно представлял футбольный комментатор Константин Генич. Свой вопрос о допинге и предстоящем 9 декабря заседании WADA он предварил шутливой репликой:

— Дмитрий Анатольевич, первую дистанцию прошли безошибочно и отстрелялись без промаха.
— Первый тайм мы уже отыграли.
— Где-то даже дважды.

Генич успел пошутить еще и о представительнице «Карусели» (девятилетняя ведущая Анна Тадыщенко спросила, как Медведев будет праздновать Новый год). Некоторые цитаты из ответа премьера

  • «Есть ли проблема допинга у нас? Есть. Очевидно, что это неприемлемо. Но это часто сопровождается заявлениями на уровне лозунгов».
  • «Финальная ответственность лежит на спортсмене».
  • «Все, что связано с допингом, напоминает мне бесконечный антироссийский сериал. Приняли решение, наказали, отстранили. Потом зачесалось, решили еще проверить те же самые списки, те же самые пробы».
  • «Мы должны и дальше вести борьбу против допинга в нашей стране, здесь мы грешны. Но другие страны-то что, безгрешны? Мы же знаем все эти примеры. Но их почему-то прячут под стол, а нас постоянно разматывают».

В твиттере Геничу предлагали спросить у Медведева о самолете его жены Светланы (согласно расследованию Фонда борьбы с коррупцией, она якобы пользуется джетом Bombardier Global Express 5000 стоимостью 50 миллионов долларов, ранее принадлежавшем структурам банка ВТБ), а также о задержаниях фанатов «Спартака» в Санкт-Петербурге. «Меня отправили», — написал комментатор в ответ на замечание о том, что реально важные вопросы задать премьеру не позволили бы.

— Удивился, что от «Матча» доверили идти мне, но понимаю, насколько это ответственно, статусно и круто, — рассказал Генич в интервью Sport24. — Даже с точки зрения реакции. Вопрос, который я задавал, не совсем относится к моей деятельности на «Матч ТВ», но он точно волнует сейчас многих, поэтому выбрал именно эту тему.

— Какая пошла реакция?
— [В твиттере] люди просто бьют по клавишам и абсолютно не отдают себе отчет, что такое пресс-конференция с главой правительства. Не могу пойти у них на поводу и задавать вопрос, который им интересен. Было бы глупо, если бы я, комментатор спортивного канала, задавал вопрос из другой области — экономики, общества, страхования. Это было бы абсолютно неуместно. Понимаю призывы людей, которые меня … [критикуют] в соцсетях, но они не отдают себе отчет, зачем мне это [спрашивать не о спорте] надо.

— Началось все в полдень. Что происходило утром?
— Пресс-служба попросила в 10-10:30 быть на месте. Я живу за городом и прекрасно понимал: снег выпал и уже тает, будут пробки. Приехал сильно заранее, около девяти. Собрались в гримерке (у дам своя, у мужчин своя), нас подретушировали. Надо было через несколько КПП пройти в студию, там рассесться. Только тогда понял, что мое место по диагонали от Медведева. Выставились по свету и камерам и стали дожидаться Дмитрия Анатольевича. Разумеется, всех попросили оставить телефоны за пределами студии, чтобы не было брака по звуку. Больше никаких особых обстоятельств. Поразило одно. Я впервые столкнулся с такой массой людей в гримерках и коридорах Останкино.

— ФСО обыскивала?
— Лично меня нет. На пути к гримерке расставили дополнительные металлоискатели. Абсолютно нормальная история с точки зрения безопасности. Все четко и понятно — просто людей очень много. Понять, где сотрудники, а где работники Телецентра, было сложновато.

— Знали порядок, когда вам задавать вопрос?
— Знал, что мой порядковый номер — 14, за «Рен ТВ». И что у меня будет один вопрос. Уточнил, какой примерно хронометраж, чтобы не затягивать. Нас ведь предупреждали, что все строго регламентировано: много каналов и вопросов, хронометраж эфира — один час пятьдесят минут. Просили: «Не растекайтесь, формулируйте лаконично».

— Показалось, вы как раз затянули, получилось очень уж обтекаемо.
— Наоборот, я сократил. Вначале сказал про «первый огневой рубеж» — слишком серьезная была атмосфера. А вопрос был у меня расписан, специально себе его накидал, через тезисы: что не забыть, что озвучить. Прокручивал в голове. В итоге половину даже не озвучил. Например, ничего не сказал про чемпионат Европы и финал Лиги чемпионов в Петербурге. Видел, как до этого коллеги задавали вопросы (и правда кратко и лаконично), и понял: начну «растекаться» — будет не совсем уместно.

— Сам вопрос был прописан дословно — вами или пресс-службой?
— Никто не диктовал, я говорил не по бумажке. Все медиа, спортивные и нет, отыграли тему допинга — очевидно, что я должен был задать вопрос по него. У меня в голове были тезисы: как, что, какую тему не забыть, какой аспект затронуть. Все это надо было скомпилировать в сорок секунд — минуту.

— Вас устроил ответ Медведева?
— Главное, чтобы он устроил российских спортсменов. Он же признал, что проблема с допингом есть. Большой политик не может говорить: мы накажем того и того, проблема со вскрытием проб и удалением данных — это вот ваша вина. Пока ничего не доказано, приговор не озвучен. Но он сказал то, что должен был сказать. «Будем отстаивать права российских спортсменов в судах или других инстанциях», — так сказал бы любой политик.

— Вообще, часто смотрите прямые линии Путина или пресс-конференции Медведева?
— Особенно не смотрел. Если бы кто-то из моих коллег — Черданцев, скажем — сегодня пошел, я бы посмотрел. Только подборки с прямых линий Владимира Владимировича, что-то в форварде. Запомнился «Вятский квас» или чувак, занимавшийся рыбой и аккредитовавшийся как журналист.

После всего мероприятия я на нервах покурил, потом поднялся в нашу комнату «8-16». Коллеги что-то монтировали, а на экране был канал «Россия 1». Я говорю: «Неужели вы смотрели?» Посмеялись, был дружеский троллинг: «Хорошо посидел, теперь ты Константин Михайлович».

(РИА Новости)
РИА Новости

— Вам понравились эти два часа?
— В плане опыта было интересно. Понравилось взаимодействие с пресс-службой Медведева, с коллегами из разных каналов. Когда еще пообщаюсь со «Спасом», «Звездой», «Муз ТВ»? Познакомился с приятной девушкой с «ОТР» — выяснилось, что мы оба из Иркутска, что много общих знакомых. Круто оказаться в этой журналистской тусовке и получить такую реакцию: смотрели многие.

— Что бы спросили Медведева о футболе, если бы могли?
— Уф, врасплох застали. За кого он болеет, уже спрашивал. Не про Артема Дзюбу и кричалки в его адрес, правильно же? Это же было бы глупо.

— Не о спорте вам интересно что-то узнать у Медведева? Что вас волнует?
— Очень понравился вопрос о бесплатной медицине. Москвичи неплохо зарабатывают, могут себе позволить посещать медицинские центры (если бесплатных недостаточно) и получить своевременную помощь за нехилые деньги. Но в остальных городах не так. Уровень здравоохранения по всей стране надо поднимать. Лекарства, специалисты, оплата их труда, их квалификация — это важно. Хочется видеть здоровую нацию и чтобы этому способствовал не только спорт.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене