Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13

«Все, что бразильцы пишут о расизме в России — ложь». Малком — о «Барсе», «Зените» и жизни в фавелах

Большое интервью главного новичка РПЛ этого лета.

ФутболРПЛ
12 августа 2019, Понедельник, 13:30
Екатерина Данилова, Sport24

Малком, самый дорогой бразилец Премьер-лиги, дал Sport24 интервью, из которого вы узнаете:

  • Почему летом-2018 сорвался его трансфер в «Рому» и он оказался в «Барсе»
  • В чем мотивация переезжать из «Барселоны» в Россию
  • Какие советы ему давали Месси и Вагнер Лав
  • Собирается ли он получать российский паспорт, чтобы выступать за сборную России
  • Что он думает о расизме в России

— Как начинался ваш футбольный путь?
— Я начал играть в футбол в три года. Мое усердие заметили тренеры из секции: увидели, что у меня есть талант, и пригласили заниматься. Было непросто играть с ребятами по 6-7 лет, так что пришлось много работать над техникой. Затем я попал в систему «Коринтианса». У них проходил отбор, в котором участвовала сотня детей. А выбирали всего троих. Условия были сложные, у каждого было всего 10 минут, чтобы произвести впечатление на тренеров. Мне повезло, я был среди тех трех, кого выбрали. Мне было 10 лет, и я уже начал играть в своей возрастной категории. Начиная с этого времени я попал в профессиональную команду. Все происходило очень стремительно, через шесть лет я провел первый матч как профессионал. Для меня все было как один миг.

— Детство в Бразилии было тяжелым?
— Немного грустным, но все равно счастливым. Мы пропадали на улицах, играли с друзьями. Шутили и веселились, гоняя мяч. Так что могу сказать, что у меня было хорошее детство среди друзей.

— Уличный футбол помог в дальнейшей карьере?
— Конечно. На улице часто бывало, что тебе старшие не давали играть, говоря «ты еще маленький», поэтому я старался повышать свой уровень, чтобы им соответствовать. Так что с детства привыкал играть с теми, кто меня старше.

— С кем-то из ребят, с которыми гоняли мяч во дворе, продолжаете общаться?
— Да. Когда я в отпуске в Бразилии, обязательно стараюсь встретиться с друзьями детства. Не со всеми это возможно, потому что некоторые сидят в тюрьме. Но с теми, кто свободен, я встречаюсь, мы проводим время вместе, ужинаем все вместе, веселимся, как в детстве.

— Есть те, кто, как и вы, добился успеха?
— Да, есть пример. Это Гильерме Арана, сейчас он играет за «Севилью» в Испании.

— Что из себя представляет жизнь в фавелах?
— Там живут бедные люди, у которых нет нормальных условий. Кто-то из них ступает на путь добра, кто-то — на путь зла. Сегодня есть люди, которые работают в фавелах, которые сподвигают остальных не оступиться. Там есть добро, есть зло. Но там живут люди, которые шутят, дети веселятся, как все дети. Их жизнь в чем-то тяжела, но все равно их жизнь на улицах фавел не лишена радости.

— Чем занимались ваши родители?
— Моя мама работала на заводе, где делали дверные замки. Мои дяди и тети, бабушки и дедушки работали, пока я играл на улице. Так было, пока я не начал сам зарабатывать. Все что я имею сегодня — благодаря моей семье и моей работе. Я помню, что было время, когда мы жили в гараже, и мои бабушка и дедушка не укрывались своими одеялами, а укрывали ими меня. Благодаря бабушке я смог полноценно заниматься футболом. Она готовила лепешки и торговала ими, чтобы выручить немного денег для моих тренировок.

Сам я начал помогать семье в 11 лет, когда начал получать первые деньги. И продолжаю это делать до сих пор. Я всем им обязан, они столько для меня сделали.

— Дебютировали за главную команду «Коринтианса» вы в 17 лет.
— Да, было очень сложно. Но мне помогали друзья и близкие, поддерживали фанаты. Мои первые атаки вообще не получались, потому что я изрядно нервничал, но потом помню, как удалось провернуть красивую комбинацию и забить гол. Трибуны аплодировали мне в конце игры. Это невероятно.

— Каково это — стать чемпионом Бразилии в 18 лет?
— Это была командная победа, общий успех. Я в 18 лет выиграл титул, играя в большой команде. Я был счастлив, эта победа во многом определила мою карьеру и жизнь. 18-летний парень, выигравший чемпионат с «Коринтианс» — этим я, кажется, вошел в историю.

— В тот момент «Коринтианс» тренировал Тите.
— У нас были особенные отношения, как между отцом и сыном. Тите оказывал мне большое доверие, уделял мне много времени, в «Коринтиансе» вообще была прекрасная атмосфера. Это многое мне дало, чтобы личностно и профессионально развиваться.

— В «Коринтиансе» вы играли с Вагнером Лавом. Он про Россию что-нибудь рассказывал?
— Буквально пару дней назад с ним говорил. Он сказал, что здесь иногда бывает непросто. Но добавил, что мне повезло, что в России хороший футбол и горячие болельщики, почти как бразильские.

— Сразу после успеха в Бразилии вы перешли в «Бордо».
— Тот трансфер был довольно сложным. Шли переговоры, а трансферное окно уже закрывалось. Я согласился на переход, клуб тоже, в результате сделка была проведена в последний момент. Было напряженно, я не понимал, готов ли там играть. Но мне хотелось двигаться вперед как можно быстрее. Я много размышлял, но согласился. Тите не хотел, чтобы я уходил. Он говорил, что я только начал расти как игрок, стал чемпионом Бразилии и мог бы развиваться и дальше здесь. Мне тоже было сложно расставаться и с «Коринтиансом» и с Тите, ведь, как я уже сказал, у нас были очень тесные отношения. Но я все-таки ушел.

Мне не было просто приехать в Европу и сразу заиграть. Это новая культура, новый язык. Я старался как можно быстрее начать говорить на французском, чтобы начать общаться нормально с одноклубниками и помогать команде. И у меня получилось, я адаптировался, заговорил, и в итоге провел два отличных сезона. Сейчас, кстати, по-французски говорю чаще, чем по-португальски.

Это был уникальный опыт. «Бордо» — не первая команда во французском и европейском футболе. Было непросто, но я понимал, что если я буду выкладываться полностью, то смогу многого добиться и перейти в великий клуб.

— Что случилось летом 2018 года? Вы собирались перейти в «Рому», но перешли в «Барселону».
— Этот случай войдет в историю. Мой агент обо всем договорился с «Ромой», все было готово. Тут неожиданно на сцене появляется «Барселона». В итоге предложение «Барсы» принял президент «Бордо». Я не выбирал, я отправился в «Барселону». Но могу сказать, что это была настоящая мечта для меня — играть за «Барсу», среди лучших в мире.

— Вы приезжаете на первую тренировку в «Барсу». Рядом с вами на поле Месси, Суарес, Коутиньо и дальше по списку. Как ощущения?
— Поначалу было немного странно. Я приехал, а тут Пике, Бускетс, Суарес, Месси. Все лучшие игроки современности. Эмоций масса! Это была мечта, ставшая реальностью. Никогда не забуду это время. Я многому там научился, и это будет помогать мне в дальнейшей карьере.

— Что скажете о Месси?
— Месси — лучший игрок современности для меня. И он как человек заслужил все то, что имеет. Это абсолютный профессионализм, качество, талант. Он все заслужил сам по делу. И я счастлив, что мне довелось играть рядом с ним, рядом с лучшим в мире. Для меня он был как зеркало, потому что играет на той же позиции, что и я. Я многому научился у него: пробивать штрафные, хорошо пасовать товарищам по команде. В целом стал мудрее, опытнее, учась у лучших. Когда я только приехал в «Барсу», Лео сказал мне, чтобы я всегда сохранял спокойствие. Ну и еще много спрашивал про мою карьеру во Франции.

— Он воспринимал вас как конкурента?
— Конкуренция если и была, то здоровая. Я все понимал, ведь он лучший в мире. Я старался учиться новому, а если мне выпадали шансы проявить себя, то пользовался ими, как и всегда делаю.

— Вы сказали, что Тите отговаривал вас ехать в Европу. Как сейчас считаете, кто был прав в той ситуации?
— С высоты сегодняшнего дня, я прав, потому что я сейчас в «Зените», у меня хорошая карьера. «Коринтианс», «Бордо», «Барселона»… Мне кажется, я был прав. А теперь в «Зените» я готов блистать и творить историю.

— Со стороны показалось, что ваш переход в Зенит прошел очень быстро. Между первыми слухами о сделке и подписанием контракта прошло около недели. Как все было на самом деле?
— Все и правда случилось очень быстро. После первого же разговора с «Зенитом» мы пришли к согласию. «Зенит» понимал, что я хочу получать игровое время, показать свой футбол Европе и играть в Лиге чемпионов. Я знал, что для меня это будет хорошим шагом, буду на виду у футбольного мира. Я быстро согласился, лишний раз не думал, понимая, что «Зенит» — солидная команда в России и в Европе. Плюс мне хотелось познакомиться с новой для себя культурой, языком, новой страной, футболом. Для меня важно всегда узнавать что-то новое, в том числе другие культуры и страны.

— Вы могли перейти в «Рому», перешли в «Барсу», этим летом вас хотела половина Европы. В такой ситуации в чем вообще мотивация пойти в «Зенит»?
— Мотивация та же, что и всегда. Ставить цели и идти к ним. Первая — забивать много голов, помогать моей команде, завоевать трофеи, далеко пройти в Лиге чемпионов. Вот что у меня в голове. Главное — помогать партнерам по команде.

— Насколько это вообще сложно — в четверг прилететь в незнакомую страну, в пятницу провести пресс-конференцию и в первый раз потренироваться с новой командой, а уже в субботу выйти на поле в официальном матче?
— Все было очень стремительно, но я видел, что готов. Даже выходить на поле на второй день. Мне было важно понимать, что тренер рассчитывает на меня, и я должен быть там, где надо, помогая товарищам.

— Какие-то матчи Зенита смотрели? Состав команды изучали перед переходом? Или полностью доверились словам агента?
— Да, я доверился агенту. И еще посмотрел один матч. Если правильно помню, он закончился со счетом 3:2, это был один из решающих матчей на пути к титулу («Краснодар» — «Зенит». — Sport24). И видел то видео из самолета, когда «Зенит» стал чемпионом. А своих сокомандников я сейчас узнаю, нужно 2-3 месяца, чтобы хорошо друг друга узнать, и дальше уже показывать наилучший футбол совместно. Прекрасно себя чувствую, отлично. Команда, тренеры, администрация, президент клуба — все меня приятно удивили, все очень открытые люди, всегда готовы поговорить, узнать, нужно ли мне что-то. Я называю это профессионализмом. Вижу, что здесь можно вершить историю. Моя семья поддерживает меня, я готов к возможному давлению, готов вместе с товарищами одержать много побед.

— Дзюба сказал, что вы — Халк на минималках. А он тогда кто?
— Мне кажется, Дзюба — абсолютный экстраверт. Он всегда веселит раздевалку, всегда с улыбкой. Я пока не имел возможности с ним нормально поговорить, для этого надо подучить русский. Но я вижу, что он открытый человек и отличный игрок, помогающий команде в ее свершениях.

— Первая реакция любого иностранца на Дзюбу в первые дни в команде: «ничего не понимаю, что он говорит, но это очень смешно». У вас та же история?
— Это точно! Он говорит хорошие вещи, помогающие команде, и когда он открыт всем, и когда серьезен. Я вижу в нем лицо команды, он готов помочь ей на поле и за его пределами. А еще он немного пытается говорить на испанском.

— В «Зените» есть la banda — четыре аргентинца. Бразильца пока только два. Нет желания устроить с ними какой-нибудь баттл вне поля?
— Ха! За пределами поля, пожалуй, нет. А на поле, конечно, всегда возникает эта тема «Бразилия против Аргентины». И это соперничество продолжается, но в хорошем ключе, потому что мы друзья. Но бразильцы всегда выигрывают.

— Вас уже узнают на улице?
— Да, желающих сделать фото много. Я стараюсь по мере возможности никому не отказывать, я понимаю, что это свидетельство того, что хорошо делаю свою работу и на правильном пути.

— Что больше всего удивило в Петербурге?
— Движение на дорогах. На улицах у каждого светофора собираются пробки, все ведут себя как ненормальные. Но это ничего, потому что в Сан-Паулу всё так же, там тоже сумасшествие, страшное движение. Люди опаздывают на работу, по делам, торговля простаивает, на дорогах люди вытворяют такие вещи… Так что самое впечатляющее здесь пока — уличное движение.

— Вам повезло, вы приехали как раз в тот момент, когда в Петербург пришло настоящее лето с температурой воздуха +10. Уверены, что готовы к постоянным холодам?
— Ко всему привыкаешь. Тут новая для меня культура, новая команда. Мне кажется, я адаптируюсь быстро. И постараюсь привыкнуть к холоду. Думаю, с помощью моих товарищей все будет даваться мне легче и лучше.

— Свой гол «Реалу» вы пересмотрели сто раз. Знаете, кому в России надо забивать в первую очередь?
— Это правда, я сто раз пересматривал тот гол. Но тут, в России я буду пытаться забивать всем. Я привык так делать, неважно, против кого играть, я всегда готов забивать.

— То есть главных соперников «Зенита» не знаете?
— Почему же? Знаю, что есть «Спартак», есть «Локомотив», есть другие серьезные соперники. Но я не зацикливаюсь на противостояниях, я просто хочу забивать, в том числе и этим командам. Я хочу творить историю, хочу забивать.

— Хотели бы сыграть за «Зенит» против «Барселоны»?
— Конечно, матч против «Барсы» будет особенным. Я встретил бы тогда своих экс-партнеров. Но я в любом случае буду делать все ради победы «Зенита».

— Вас часто сравнивают с Неймаром. Кто для вас пример для подражания в современном футболе?
— Не знаю, почему нас сравнивают. Неймар — это Неймар, а я это я. Я большой его фанат, поклонник того, что он делает на поле и в жизни. У него ведь есть фонд помощи нуждающимся детям. Я стараюсь быть Малкомом, избегая каких-либо сравнений, стараюсь показать себя с лучшей стороны.

— Бразильские СМИ последние дни обсуждают слухи о том, что вас плохо приняли болельщики, и что якобы вы уже зимой можете уйти из «Зенита».
— Я хочу оставаться здесь, в «Зените». Отработать свой контракт, творить историю. То, что говорят в Бразилии — это ложь. Я рад быть в «Зените», это важный для меня этап. И, как я уже говорил, я хочу творить здесь историю.

— Вы пока не заиграны за сборную Бразилии. А в России есть традиция — если к нам приезжает классный бразилец, который не играл за сборную, мы даем ему российский паспорт и предлагаем играть за Россию. Как вам план?
— Даже не знаю, всякое может случиться. Если сборная Бразилии не будет меня вызывать, а сборная России будет проявлять свой интерес, то все может быть.

— Если бы вы могли изменить одно правило в футболе, что бы выбрали?
— На мой взгляд, сегодняшний футбол и так хорош. Возможно, раньше можно было на поле пошутить, обвести красиво, сделать трюк, а сегодня это труднее, футбол становится опаснее, потому что соперники лучше реагируют на такое. Мне кажется, не надо ничего менять. У нас только что появился VAR. Это новшество, которое должно не позволять мошенничать в футболе, делать игру честной. Именно так должны играть настоящие профессионалы. Но вообще, на мой взгляд, футболу не нужны изменения, он прекрасен.

— Какие у вас интересы помимо футбола?
— Обычно я остаюсь дома, на диване, смотрю Netflix с девушкой. Вот что я делаю за пределами поля.

— Пять лучших футболистов сейчас.
— Месси, Криштиану Роналду, Мбаппе, Тер Штеген, Канте.

— 5 любимых блюд.
— Не сказал бы, что все бразильские, но: лазанья, рис, фейжоада, строганофф, чурраско.

— 5 любимых музыкантов.
— Француз Dadju, бразильцы MC Kevinho и MC Davi, Ossuna, Chris Brown.

— Что означает ваша татуировка с мальчиком?
— Этот мальчик — я. Номер 97 — год рождения. Там представлены мои мечты, на заднем плане фавелы, есть мяч. Мечты — играть на поле, играть в Лиге Чемпионов, выиграть важные трофеи. Вот такая татуировка.

Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене