logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«На выезде вызвали геев в номер Тукманова». Фанат «Торпедо» — участник «Нашествия»

Интервью с лидером ска-группы Clockwork Times Вячеславом Ширинкиным.

ФутболФНЛ
25 июля 2019, Четверг, 11:00

В этом году рок-фестиваль «Нашествие» отмечает свое 20-летие. На юбилейную сходку любителей музыки приехали не только звезды отечественной рок-сцены, но и представители андеграунда. Она из таких групп — Clockwork Times, выступающая в жанре ska-core. Лидер банды Вячеслав Ширинкин — фанат московского «Торпедо». В очередном выпуске программы «В движе» музыкант рассказал о творчестве, жизни в фанатском движе, а также о своем отношении к новому руководству клуба и изменениях в команде.

— Вы уже второй раз выступаете на «Нашествии». Не кажется, что это уже не та андеграундная обстановка, которая была вокруг группы много лет назад, а это скорее мейнстрим?
— Для кого как. Не надо путать андеграунд, который чего-то добивается, и андеграунд, который откровенное говно! Можно нихрена не уметь играть, владеть тремя аккордами, петь радикальные песни, пока тебе мама разрешает, и при этом выть, что ты андеграунд: зиговать на концертах, срать между вагонами и так далее. А наш андеграунд никуда не делся! Каким мы стали мейнстримом, приезжая на «Нашествие»?

— В конце 1990-х и начале нулевых жанр ска стал очень популярным в околофутбольной среде. Почему так произошло?
— Могу только рассуждать на эту тему. Во-первых, тогда все фанаты были теми же самыми скинами, ходили в гриндерах и все в таком духе. Слушали T.N.F., «Коловрат» и «Вандал», больше нечего было слушать. Единственными, кто делал что-то по-другому, были кони, они первыми начали устраивать фан-пати. У них выступали «Каспар Хаузер», Drugly Cats и другие. Они придумывали всю эту хрень, это было очень круто сделано.

Еще другую музыку слушали торпедоны, потому что у них была «Банда четырех» и вся эта эстетика. Но даже любимую группу ты не можешь слушать месяцами, все пели об одном и том же: родина, отчизна, враги и все в этом духе. А людям хотелось веселья! Ска — это позитивная музыка, она давала прилив сил, бодрости и веселья.

Многие хулиганы тогда начали ходить на другую музыку, в том числе и «Ленинград» в то время начал пробиваться. Они выпустили альбом «Дачники» и «Мат без электричества». Люди начали ходить и туда, и на ска. Это было что-то другое, оттуда вся движуха и пошла. Все друг другу на этих концертах били в репу. Раньше поход на ска-концерт обязательно означал, что кто-то получит по щам. Ни один ска-концерт не обходился без драки, поэтому ска в какой-то момент перестали даже в клубы пускать, говорили: «Ну вас на хрен, понятно, что народу полно, они пьют хорошо, но лучше пусть охранники живыми останутся».

— Всем понятно, что в названии вашей группы отсыл к книге Энтони Берджесса. Тогда все эту книгу читали, искали в ультранасилии аналогии с околофутболом. Если сейчас прочтете эту книгу, то какие у вас будут эмоции?
— Даже если сейчас ее прочитаю, то очень сильно порадуюсь. Это круто: книга о том, что государство, пытаясь исправить человека, делает его еще большим калекой — моральным и физическим.

— Сейчас популярен рэп. Как произошел такой переход? Раньше все эти широкие штаны были злейшим врагом, а сейчас такая музыка стала распространена.
— Мне кажется, люди, которые слушали рэп, были всегда — просто они об этом не говорили. У тех же коней были White Smokie. Прошло какое-то время, и люди начали между собой общаться — наверное, поняли, что незачем мозги парить, можно слушать рэп и говорить об этом открыто. Кто-нибудь сказал: «Я слушаю рэп», и оказалось, что вокруг него еще пять-десять таких же, которые боятся признаться. А рэперы, которые были в тусовках, все это поддержали. Тот же самый Бледный, как я понимаю, давно был в Москве, давно общался со всеми людьми. Просто тогда никто не слушал это, а потом вылезло наружу. Рэп не слушали из-за текстов, потому что там были Bad Balance и еще ряд артистов, которые читали о тачках, телках и шмотках. Люди были далеки, они думали, что про улицу поют, а какая там улица?

— И на этом фоне появились 25/17.
— Да, которые как раз поют про улицу. У них был язык, доступный людям.

— Вы активно общаетесь с публикой в инстаграме, отвечаете довольно жестко. Не боитесь, что это кого-нибудь отпугнет?
— Я не боюсь никого потерять, потому что я открытый, и я показываю, что я такой. Если у меня одно настроение, то могу тебе ответить так, а если другое настроение, могу иначе. Ты можешь быть ссаной телкой и обидеться, а можешь остаться с нами и быть нормальным чуваком.

— За «Торпедо» закрепился статус самых модных болел. Как так вышло? Все остальные не умели одеваться?
— Если вы придете на стадион, то поймете, почему это закрепилось. Там все классически модные. Ребята не просто надевают всякие модные бренды, а они действительно стильные, молодежные, ха-ха! Кстати, владелец одного из топовых магазинов Brandshop — торпедон.

— Это же сейчас один из спонсоров команды?
— Да, эмблема на рукаве расположена.

— Вы еще как-то смеялись над носками болельщиков ЦСКА.
— Ха-ха, гарь черноносочная! Потому что на домашних фотографиях или с выездов именно у болельщиков ЦСКА всегда черные носки. «Люди в черном» — это прямо на 200%. Я с юмором к этому отношусь!

— У них шорты и черные носки?
— Да!

— Что сейчас происходит в черно-белом движении?
— Мы отличаемся от других движей тем, что у нас нет заигрывания с руководством. Они нам ничего не оплачивают, мы им ничего не должны. Есть диалог, но нет каких-то ограничений. Ребята могут пойти навстречу, а могут и послать куда подальше.

— По поводу Лебеденко болельщики не обращались к руководству?
— Обращались, но им отказали.

— То есть ему будет несладко?
— Если он [нехороший человек], то да!

— Даже если начнет забивать?
— А какая разница? Сущность человека это не поменяет. У нас какое-то время назад играл Резиуан Мирзов, который сейчас перешел в «Спартак». До «Торпедо» он играл в Рязани, во время кубкового матча с нами он забил и начал танцевать лезгинку у нашей трибуны. Там летели телефоны с секторов. Он с подачи Тукманова перешел в «Торпедо», ему тот инцидент никто не простил! Он пытался, хотел что-то доказать. Но, чувак, ты тогда должен был думать! То же самое касается и Лебеденко: простили бы уход куда угодно, но не в «Локомотив».

— Вспомнили Тукманова, с ним связан целый пласт историй у болельщиков «Торпедо». Как его только не костерили…
— Были баннеры на коптерах, похоронные венки. На одном из выездов кто-то ему геев вызвал в номер, ха-ха!

— Это, конечно, диковато, но показывает принципиальность, борьбу всеми способами.
— Человек не открыто с нами воевал. Вроде как не замечал весь движ, считал их не нашими, говорил, что просто кто-то хочет его сместить. В смысле, «кто-то»? Все хотели, здесь честная война. Чувак, мы не сдавались, когда ты был у руля, добились своего. И следующему руководству надо понимать, что у болельщиков нет обязательств. Если вы оступились, то мы будем делать что-то свое!

— Появилось новое руководство, которое было воспринято намного лучше.
— Понимаете, это как если бы вам сказали, что у вас рак — и вы не понимаете, можно это вылечить или нет. Непонятно, будет действовать химиотерапия или нет: ты уже просто плывешь по течению и борешься. И тут в какой-то момент у тебя ремиссия — и ты чувствуешь кайф, тебе хорошо, что это как-то остановилось. Может быть, дальше у тебя будет то же, что и было, но у тебя сейчас этап ремиссии, тебе хорошо. Такое сейчас состояние у болельщиков.

— Сейчас готовится реконструкция стадиона. Есть опасения?
— Они есть всегда, тем более это связано с застройкой кварталов. Есть ощущение, что стройка пойдет, и кто-то резко решит убить клуб «Торпедо» и скажет: зачем стадион, если нет клуба? Мы настолько привыкли к обману, что не можем не опасаться. Когда пришел Авдеев, это стало глотком свежего воздуха. Вроде все расслабились — а тут опять начинается какая-то ерунда. И мы не знаем, чем это закончится.

Авдеев, может быть, и взялся финансировать, но он не совсем понимает, какие бабки крутятся там — я в этом уверен. Плюс нет наигранного состава. Нам обещали автобус купить, но его так и нет. Надо сдержать обещания, которые они давали еще в ПФЛ, а потом уже говорить о будущем. Сейчас — болото ФНЛ, и только потом, возможно, будет Премьер-лига. Я думаю, что до постройки стадиона точно нужно тянуть, где мы еще будем играть?

— Как восприняли Игнашевича?
— Хорошо, по-моему. Не было негатива. Я не вхож, но знаю, что была встреча, и все остались довольны.

— Если вспоминать известных музыкантов, болеющих за «Торпедо», сразу на ум приходит Галанин.
— Мне кажется он не болеет за «Торпедо», просто песню написал.

— А Николай Расторгуев болеет за «Торпедо»?
— Не знаю. За «Торпедо» болеет Шаганов, который пишет им песни.

— А вас «Торпедо» не приглашало выступить, как-то поучаствовать на какой-нибудь церемонии?
— Наши песни крутят до и после матчей. Я никого об этом не просил, так что большое им спасибо!

— А почему бы тогда вживую не спеть?
— Люди, которые занимаются организацией спортивных мероприятий, не знают специфики музыкальных мероприятий. Там стоят дикторские колонки, и они думают, что этого достаточно. Говорят: «Ну, барабаны и гитары привезете». А там нужен большой набор аппаратуры. Нам уже согласовали даже райдер и все остальное время, но в итоге все отменили, сказали: «Давай в следующем сезоне!».

— Вы сказали, что две ваших песни попали в запрещенный список Минюста.
— Три песни: «15 суток», «Про таджика» и «Бойцовский клуб».

— Также у вас недавно выходили такие песни, как «Цирк 2018» про чемпионат мира, Fan ID. Вам никогда не звонили сверху?
— Ха-ха, об этом нельзя говорить!

— Вам дали паспорт болельщика на чемпионат мира?
— Нет, и я очень сильно переживал по этому поводу. Это очень ублюдочная система, потому что я знаю людей, которые все же попали на чемпионат мира, но знаю и других, которые ни в чем не участвуют, но при этом не попали. Они катают на выезда, собирают программки, шарфики. Из-за того, что они состоят в фан-клубе, им не дали эти паспорта. Про себя я еще более-менее могу сказать, что они правы, но про людей, которых незаконно этого лишали, я хочу сказать, что в каждом отдельном случае надо разбираться. Сборная России отыграла хорошо, спору нет, все переживали. Я не хейтер, не либерал, который хочет только засрать, вскрыть все говно и не замечать хорошего, но что дальше? Какая работа происходит? Никакая! Будут дальше пилиться бабки, будет дальше какой-нибудь провал. Это громадный обман, который говорит о том, что нужно совершенствовать систему, а не выдавать Fan ID направо и налево.

Фотоматериалы: Sport24, РИА Новости, Getty Images, torpedo.ru