Редакция
Sport24

«Ари не заслуживает критики, он многое сделал для России». Этот бразилец готов взорвать РПЛ

Интервью Кайо Панталеао — о Хабибе, бойцах MMA, симуляциях Неймара, финтах Роналдиньо и таланте Шапи.

ФутболРПЛ
12 июля 2019, Пятница, 11:35
instagram.com/fckrasnodar

В новом сезоне вы не узнаете центр поля «Краснодара». Первым его усилил Кайо Панталеао — мощный бразильский опорник, который должен восполнить уход Шарля Каборе. Кайо вывел португальскую «Санта-Клару» в высшую лигу, а этим летом стал самым дорогим трансфером на выход в истории клуба — три миллиона евро.

Кубок Париматч Премьер «Краснодар» выигрывал без Кайо. На одной из первых тренировок он ударил по мячу и почувствовал боль в приводящей мышце, так ни разу в Австрии и не сыграл. Вроде было время, чтобы следить за Бразилией на Кубке Америки, но Панталеао делал это только по хайлайтам: «Матч в два часа ночи — слишком поздно для меня, я ложусь раньше. Но и так очевидно, что мы сейчас играем здорово, все получается. Главное — команда знает, чего хочет добиться, сосредоточена на этом.

С детства мечтаю за нее сыграть, возможно, из «Краснодара» получится туда попасть. А для начала нужно помочь новому клубу. В России нужно достичь максимума во всех турнирах. В РПЛ — постараться взять золото, не вижу причин не стремиться к этому».

— Знали, что «Краснодар» в борьбе за вас опередил «Эвертон»?
— Нет. Слышал только о нескольких серьезных португальских клубах. Обсуждали с агентом, что выбрать, и склонились к «Краснодару». Эта команда в России на виду и по-любому шаг вперед для меня.

Узнал я о «Краснодаре» в конце сезона. Помню, был на шоппинге, мне набрал директор «Санта-Клары» и сообщил: «Есть интерес от пары клубов. Надо поговорить». Когда я пришел домой, перезвонил и узнал, что один из вариантов — «Краснодар».

— И сразу же стали гуглить информацию о нем. А матчи смотрели?
— Только лучшие моменты в ютубе. А еще нашел инстаграмы Вандерсона и Ари и через них был в курсе ситуации — они много рассказывают о команде и своей жизни.

С ними я списался не сразу, зато был знаком с еще одним футболистом, у которого общий агент с Вандерсоном. Тот заверил: в «Краснодаре» меня примут отлично.

— В сборной Бразилии Ари и Вандерсон не затерялись бы?
— В принципе, да. Они мощно провели прошлый сезон, и место в сборной для них нашлось бы. Неймар как раз травмирован! Но конкуренция там и так сумасшедшая.

— Вандерсона Ари зовет Соником и Флешем. Вы у него какой из героев комиксов?
— Каждый день новое прозвище, не запомнишь! Я тоже что-то придумываю в ответ. Например, Вандерсона называет Андерсоном Силвой — это такой боец ММА. Тот в ответ обращается к Ари «Крокодил» или «Черепаха».

— Сами следите за ММА — может, за Хабибом?
— Как раз за Андерсоном и следил, это один из сильнейших бойцов Бразилии. Он много пропустил из-за допинга, но в этом году провел два поединка, о них все говорили. Если бы Силва бился с Хабибом, я бы поставил на бразильца!

Про Хабиба уже есть история. В Краснодаре мы пошли на ужин с Намли и Вандерсоном, и нам сказали, что в ресторане был известный боец. Похоже, это был Хабиб! Не уверен, был ли он в Краснодаре, но похож на сто процентов — борода узнаваемая. Жаль, не пообщались.

— С Хабибом на связи Шапи. Как он вам на поле?
— Возможно, это главная звезда среди нашей молодежи: быстрый, техничный, с отличным завершением. Отмечу и Ваню [Игнатьева], из него может вырасти большой нападающий. В перспективе они могут проявить себя и в сборной России, да и сейчас могли бы получить в нее вызов. Хотя им еще предстоит сделать следующий шаг во взрослый футбол.

— «Краснодар» активно вкладывается и в академию, и в новичков. Сергей Галицкий построит команду из 11 своих воспитанников?
— С нами работает много молодых русских, все они умелые и техничные. Глядя на их уровень, могу сказать, что план президента реален.

***

— Что за место Араракуара, откуда вы родом?
— Это не город, а район Сан-Паулу, довольно спокойный — не фавелы на склоне горы. Жили мы на грани: не богато, но и не страдая от голода. Родители усердно работали: папа — полицейским, мама — в префектуре, следила за домами, чистотой района, не страдает ли кто от насекомых. И за мной тоже: у отца времени было мало.

Вокруг была дружная община, все друг друга знали — хотя бы по спортивной площадке — и помогали. Сам я кроме футбола занимался легкой атлетикой. В своей школе был лучшим по прыжкам в длину, так что меня отправляли на соревнования — я и там ставил рекорды. После занятия атлетикой в школе ходил на футбол и в итоге — благодаря маме — выбрал его.

— Кем бы стали, если не футболистом?
— Не могу и представить. Подрабатывать по мелочи мне приходилось. Раздавал листовки, ходил по домам или стоял на перекрестках. Это ерунда, хватало на мороженое — я обожал замороженный сок — или на игровые автоматы, компьютерные игры. Кидаешь 50 центов и играешь в какой-то стритфайт или Counter Strike. В итоге приходил домой, а в кармане опять пусто.

— Хоть раз связывались с криминалом?
— Плохие стороны у жизни были. У нас на районе выбор так и стоял: или спорт, или преступность, наркотики. Это часто выбирают те, у кого мало денег. Оп — и у тебя сразу майка, шорты, кроссовки. Мать уберегла меня от всего такого, правильно наставляла. Но и свою голову на плечах надо иметь, и хороших друзей. Да, кто-то ушел в другую сторону, хотя общаться мы не перестали. Жалею, что не у всех есть такие родители, как у меня — они всегда могли дать нужный совет.

Я ни разу не попадал в крупные передряги, сторонился их. Конечно, когда молодой, веселишься, тебя зовут выпить, что-то употребить. Но честно, я был очень ответственным. И сейчас считаю, что перебарщивать нельзя. Если в отпуске или выходной, ты можешь выпить, но если перейдешь границу — будут последствия.

***

— Никто из топов вроде «Сан-Паулу» или «Сантоса» вами не интересовался?
— После первого — и сразу удачного — сезона в третьей лиге в «Ферровиарии» за мной стали следить «Флуминенсе» и «Палмейрас». Но мой клуб не хотел меня отпускать. Но в то же время заключил партнерское соглашение с «Атлетико Паранаэнсе» и отпустил туда на год.

К его окончанию я уже был готов к профи, а «Ферровиариа» вышла в Лигу Паулиста, чемпионат штата, и искала опорного полузащитника. Так я расторг контракт с «Атлетико» за три месяца до истечения и вернулся.

— В «Атлетико» вы пересеклись с Эрнани?
— Да, в команде до 23 лет. Но потом она закрылась, и я перешел в команду U-20, а Эрнани — в основу. Это отличный полузащитник, помог «Зениту» стать чемпионом. Из Бразилии мы уехали в один год. Я отыграл сезон в Лиге Паулиста, но потом стал получать меньше практики. Ни один из вариантов в Бразилии меня не устраивал, а вот «Санта-Клара» была новым и интересным опытом — заграница все-таки.

— Два года в «Санта-Кларе» вы назвали временем радости и обучения. Что там освоили?
— Помню первые впечатления от Португалии, как местный футбол — даже вторая лига — отличается от нашего. В Бразилии я тоже многое освоил: правильно выбирать позицию и, например, принимать мяч в сторону и затем быстро принимать решение. Но в Португалии требования заметно выше, мне пришлось работать тщательнее.

Сложнее всего для меня был не футбол, а разлука с домом. Никогда раньше я не проводил много времени за рубежом. Пытался бороться со скукой, выбирался с одноклубниками на ужины, лишь бы не сидеть одному дома. Хотя все же Азорские острова не Лиссабон.

— Почему только с января этого года вы стабильно заиграли в «Санта-Кларе»?
— У нас уже был более опытный полузащитник на моей позиции, Андерсон Карвальо — он перешел в «Санта-Клару» из «Тосно» и потом рассказывал мне о том, что увидел в России. Я сидел под Карвальо, хотя все равно получал какое-то время. Но когда Андерсон получил травму, у меня все получалось успешнее.

— Как за 13 полных матчей вы успели стать лучшим в чемпионате по перехватам за 90 минут?
— Стал регулярно выходить на поле и показывать, на что способен. Отборы — основное мое качество, у меня всегда это получалось. Меня никто никогда не натаскивал, так просто получилось. В школе я поиграл на всех позициях: нападающим, вингером, а в середине поля вообще везде. Забивал много, но был слишком мал, чтобы считать голы — всего лет десять.

Когда вырос, чаще всего выходил на позиции восьмого номера. Только в Португалии — по воле тренера — стал совмещать «восьмерку» и игру опорником.

***

— Какими легендами восхищались в детстве: разрушителями, как Жилберто и Эмерсон, или Роналдиньо?
— Именно Роналдиньо, да! Как и он, хотел играть за «Барселону», это был мой любимый клуб в Европе. Во мне до сих пор жива мечта однажды попасть в «Барсу». А закончить карьеру здорово было бы в бразильском топ-клубе, например, «Коринтиансе».

— Дриблинг вы оттачивали? Кому подражали?
— День и ночь проводили во дворе, играя футбол, а все остальное время смотрели его по телевизору. После чего шли во двор и пытались повторить движения, чаще всего Ронни, Робиньо и Феномено — Роналдо. Помню, как они играли вместе в 2005-м и потом на чемпионате мира. Самым популярным финтом у нас была педалада — замахи ногами над мячом, то, что сейчас любит и Роналду.

— Все эти ребята любили симулировать, как и Неймар. А вы хоть раз это делали?
— Ни разу. Если кто-то это делает — его дело. Тот же Неймар не думает всю игру, как бы упасть. От контакта он не уходит, не просто так сейчас лечит голеностоп. Важно ценить достижения Неймара. Каждое его движение, особенно вне поля, как под лупой — и потом эти разговоры перебрасываются на футбол. Но в Бразилии Неймар «крак», то есть крутой чувак. Мне нравится игра Неймара и его стиль.

— Кто для вас пример опорника, на кого равняетесь?
— В Бразилии — Фернандиньо и Каземиро, он играет примерно на моей позиции. А так, выделю Туре и Де Брюйне. Яя закончил, так что сейчас слежу за стилем Кевина и еще Погба.

— Кого из звезд опекать было сложнее всего?
— Мой самый звездный противник в Бразилии, наверное, Фред — во Франции он делал чемпионом «Лион», а у нас «Флуминенсе». В Португалии было трудно сдержать Браими, и я не забуду последний матч за «Санта-Клару» против «Бенфики». Там крутыми были Пицци и, конечно, Жоау Фелиш — не просто так за него заплатил такие деньги «Атлетико».

***

— Каким был первый разговор с Мурадом Мусаевым?
— Тренер рассказал, что видел мои матчи в Португалии и знаком с моими качествами. Мусаев допускает: моя адаптация будет непростой — это новая для меня команда и условия. Это так, но принципы нашего тренера, по-моему, идеальны для футбола. Много владения мячом, красивый футбол, в атаку — мне льстит, что я попал в команду с такой философией к тренеру, который следует ей.

— Что в своей игре улучшили бы, над чем просит поработать Мусаев?
— Прежде всего, это игра в пас. Я и сам вижу, что она мне пока не слишком удается. Но не думаю, что передачи станут большой проблемой. В ближайшее время улучшу этот компонент.

***

— Ари выбрал сборную России, но в ее составе не всем нравится темнокожий. Понимаете тех, кому это смешно или неприятно?
— Везде иностранцы выбирают сборную той страны, где заиграли. И везде есть критика. По-хорошему быть ее не должно. Уверен, Ари подобного не заслуживает. Неплохо бы подумать, что он сделал для России — очевидно, что многое. Ари точно не просто так приглашается в вашу сборную, может ей помочь.

— Сталкивались в Португалии с расизмом, боялись его, когда ехали в Россию?
— Нет, расизма вокруг меня не было. Никогда даже не думал о нем — только о футболе. Безусловно, расизм как явление есть, скрывать это бесполезно. С теми, кто может отнестись к тебе так, лучше не связываться. Если когда-то столкнусь, конечно, разозлюсь. Но не так, как сделал бы раньше, не вышел бы из себя — с возрастом стал рассудительнее.

— Знаю, что вы можете прийти на одну тренировку чисто выбритым, а на следующую — с эспаньолкой. Для вас важен стиль?
— В плане бороды я и правда чуть сумасшедший. Есть машинка, то так делаю, то так. Вандерсон у нас большой модник, мне далеко.

Подпишитесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене