logo
Sport24109316, г. Москва, Волгоградский проспект, дом 43, корп. 3, этаж 6, пом. XXI, ком. 15Б+7 (499) 321-52-13logo

«В Австрии много расизма. Меня оскорбляли и били». Сын короля, который побеждал «Спартак» и «Зенит»

Начинал в «Барселоне», играл против «Милана», а в России стал ананасом и влюбился в Кононова.

ФутболРПЛ
2 марта 2019, Суббота, 09:00
Getty Images

Абдула Мохаммеда Кадири привел в «Арсенал» тот же агент, что теперь работает с Ломовицким, Рассказовым и другими молодыми звездами «Спартака». Рослый центральный защитник (часто выходит опорником) выигрывал чемпионат Ганы, уехал оттуда в Австрию, приглянулся Олегу Кононову на сборах, а в этом сезоне помог «Арсеналу» одолеть «Спартак» и «Зенит» и забивал на Сахалине.

(instagram.com/kadrimomo)
instagram.com/kadrimomo

В интервью корреспонденту Sport24 Александру Муйжнеку Кадири рассказал:

  • как живут сыновья короля Ганы (правда, не всей);
  • что бывает, когда темнокожий решил прокатится на венском автобусе;
  • каково это — дважды за сезон проиграть «Милану» 1:5;
  • как тренировал сборную Ганы Авраам Грант;
  • за что в «Арсенале» любили Олега Кононова и почему его уход в «Спартак» выглядел странно.

— Вы еще в Австрии привыкли к непогоде?
— В России морозы гораздо жестче. Когда впервые вышел на улицу в русскую зиму, я такой: «Воу, это будет трудно». В матче с «Зенитом» в декабре получилось и вправду трудно: я насквозь промерз. Нос, уши, руки, ноги — все отнялось. По дороге на перерыв Черевченко посоветовал: «Бегай еще больше». Помогло — я даже сделал голевой пас на Бакаева, и счет стал 4:2.

Это моя вторая голевая передача в России. Похожая удалась в Москве со «Спартаком». Побеждать топ-клубы мне понравилось!

— ЦСКА вы проиграли — в дебютном матче за «Арсенал». Почему его провалили?
— Я пропустил все сборы, работал один и набирал форму. А тут мы остались вдесятером, и Кононов выпустил меня на место Григалавы. Я сразу же заработал желтую карточку, потом неудачно вынес, и Бистрович забил второй гол, а кончилось все разгромом. Трудно было не только мне, но и всей команде.

— Зато потом вы забили на Сахалине в Кубке России (на видео ниже — с 0:34. — Sport24).
— Да, и мы в итоге прошли дальше. Таких длинных перелетов у меня еще не было — в день матча и еще пару дней после я спал на ходу. Это было в среду, а в субботу нам предстояло играть с «Уралом». Хорошо, что мы сразу полетели в Екатеринбург, не через Москву.

Но поле было ужасное. У многих игроков на той синтетике было недомогание, а Кангва в конце получил травму.

— Сейчас у «Арсенала» поле тоже так себе. Как отнеслись к переносу матча с ЦСКА в Грозный?
— Мы тренировались в Туле без проблем и не думали, что все так кончится. Но оказалось, что играть там нельзя: поле готово не на сто процентов. Это плохая ситуация, мы очень расстроены. А наши болельщики — еще больше: теперь придется так далеко ехать.

Для всех было бы лучше, если бы поле исправили к субботе. Но что поделать, поедем в Грозный. Мы будем готовы к игре на сто процентов и собираемся победить ЦСКА.

Отец — король

— Правда, что вы сын короля Ганы?
— Точнее, региона страны — северного, Тамале. Еще когда я был ребенком, меня все приветствовали как принца.

Я мог бы спать целый день и жить за счет отца — но быстро решил, что не стану ни от кого зависеть и буду самим собой. Пример: мой отец велел мне ходить в школу, а я со слезами шел к тренеру. Он объяснял папе: «У вашего ребенка талант, ему нужно делать карьеру». Тогда я получил добро.

— Благодаря отцу в детстве вы ни в чем не нуждались?
— Да, но я знаю, что такое бедность. Каждый год, когда я возвращаюсь в Гану, я помогаю нуждающимся. Бедность — большая проблема Ганы, люди страдают.

(facebook.com/KM6FAMILY)
facebook.com/KM6FAMILY

Еще у меня есть свой фан-клуб, КМ6Family. Это не команда, а скорее семья. Мы с друзьями и братьями помогаем молодежи играть в футбол.

— Вы про этот филиал «Арсенала» в Гане?

(личный архив Мохаммеда Кадири)
личный архив Мохаммеда Кадири

— Последний раз я привез домой 30 футболок «Арсенала». Даже 32, и еще пять мячей. Ездим по городам и раздаем экипировку.

— Отец хотел, чтобы вы тоже стали политиком?
— Я был водопроводчиком. Ходил по домам чинил трубы. Я даже ходил в техническое училище. Не то чтобы мне хотелось, но если бы не футбол, наверное, пришлось бы остаться сантехником.

— Сколько у вас братьев и сестер?
— Одна сестра и пять братьев. Кто-то из них работает в шахте добытчиком золота (отец когда-то был бригадиром на прииске), а двое — тоже футболисты. Старший, Фатау, играл в центре защиты за «Райо Вальекано», «Гранаду» и «Кадис», потом — в «Удинезе» и Турции, а сейчас — в Саудовской Аравии.

Младший — в «Истанбулспоре». В любую паузу я еду к нему в Стамбул. Он самый талантливый из нас. У него отличная левая нога, нереальная скорость — у меня на его фоне вообще нулевая. Он левый защитник, но может сыграть и «восьмерку», и форварда. Хочу привезти его в «Арсенал». Надеюсь, летом получится!

— Самый тяжелый момент детства?
— В 15-16 лет «Ашанти Голд» выделила мне апартаменты. Играл я тогда в молодежке, платили мало. Я жил с тремя братьями и двумя друзьями. Они постоянно требовали еды. Через три дня после зарплаты денег не оставалось. Приходилось идти к отцу.

— Самая дорогая ваша покупка?
— Айфон. Папа купил мне машину, но сейчас ее водит мама. Я как правило ни о чем его не просил.

«Барселона», Грант, зима в сентябре

— Любимый клуб и игрок детства?
— Сходил с ума от «Барселоны» и Месси, еще молодому. Я даже занимался в молодежной команде «Барселона» в Гане, пока не перешел в «Ашанти Голд».

Моим кумиром был Майкл Эссьен. Обожал смотреть за его игрой, как и Стивена Аппиа. Я старался учиться у него.

(Getty Images)
Getty Images

— Почему другой Аппиа, Джеймс Квеси, не вызывает вас в сборную Ганы?
— Наверное, время еще не пришло. Меня приглашал в сборную Авраам Грант. Что это за тренер! Он смотрит каждую игру без исключения, следил за всеми ганцами, все время путешествовал. Если ты хорош, Грант тебя заметит.

Так и случилось два года назад — и я впервые попал в Россию, на товарищеский матч. Мне повезло — у пятерых-шестерых ганцев возникли проблемы с шенгеном, и они так и не приехали. Меня Грант в итоге оставил меня, но именно тогда понял, что не хочу оставаться в Африке. Как раз тогда, в 2016-м, я перешел в «Аустрию».

(РИА Новости)
РИА Новости

— Москва вам понравилась?
— Мы почти не выходили на улицу. К тому же это было зимой.

— Вообще-то в сентябре.
— Но мне казалось, что это зима! Что меня восхитило, так это стадион. Не стандартный, как в Австрии, а очень красивый. И поле идеальное. Рад был вернуться в гости к «Локомотиву» в ноябре.

Тула, Вена, расизм

— «Арсенал» арендовал вас из «Аустрии». Остались бы в Туле на следующий сезон?
— Сто процентов, да. Не хочу уезжать. Я счастлив в России, гораздо больше, чем в Австрии. Все изменилось. Не нравятся только морозы! Зато пробок нет.

— Чем Тула лучше Вены?
— Жизнь в Австрии — это здорово. Когда я только приехал туда из Ганы, просто поразился. Вена — богатая, роскошная столица, выглядит сказочно.

Но в России я чувствую себя еще лучше. Я здесь все-таки для работы, а с ней все получается! Свои проблемы тут тоже есть. Я довольно одинок здесь. Кангва поначалу помогал мне, но у него жена и двое детей, ему не до меня. Хочу попросить клуб выбить для моей семьи приглашение и помочь им приехать на пару недель в Россию. Я так скучаю по семье! Как только возвращаюсь в Гану, мама плачет от счастья.

В «Аустрии» меня постоянно вытаскивал куда-то погулять приятель — теперь он играет в «Касымпаше». А в Туле я почти всегда сижу дома. Мало ли что произойдет в городе, а дома точно не будет проблем.

— Когда-то сталкивались с расизмом?
— В России — ни разу. Русские — прекрасные люди. В Туле все хотят со мной обняться, сделать фото.

А вот в Австрии расизма много. Например, если ты черный и решишь прокатиться на автобусе, нарвешься на оскорбления. На тебя будут пялиться, тыкать пальцами, могут ударить безо всякой причины. Я никак не отвечал, я не такой человек. Если «Аустрия» узнает, что ее игрок дерется на улице, это плохо скажется на репутации.

2:10 от «Милана»

— В остальном вам в Австрии нравилось?
— Меня позвал Торстен Финк, когда-то звезда «Баварии», а теперь тренер. Он доверял мне даже матчи в Лиге Европы против «Милана». Я не пропускал ни игры.

(Getty Images)
Getty Images

Год назад Финка сменил другой немец — Томас Леч. У меня не было с ним проблем, зато у него со мной были. Не знаю, что поменялось. Леч привел своих футболистов, от прежнего состава осталось пять-шесть человек.

— «Милану» вы дважды проиграли 1:5. Каково было играть на «Сан-Сиро»?
— Я слышал это название в детстве, смотрел, как там играют Роналдиньо, Кака, Пирло и говорил: «Однажды я там сыграю». Когда я ступил на поле, будто оказался во сне. Пришлось щипать себя: это правда происходит со мной?

«Милан» был слишком силен для нас, но мы хотя бы попробовали. Мне было тяжелее всего против Андре Силвы, который за две игры забил нам пять голов. Все такие: «Вау, что с ними делать-то?» После матча в Австрии меня похвалил Кесси, и мы поменялись футболками.

— Нигерийцем Ларри Кайоде из «Аустрии» интересовались ЦСКА и «Локомотив», в итоге он ушел в «Манчестер Сити», а сейчас в «Шахтере». Сильный форвард?
— Отличный: мощный, быстрый, с голевым чутьем. Кайоде забивал «Роме» в Лиге Европы, был лучшим бомбардиром «Аустрии». Про возможный отъезд в Россию он мне не говорил. Жаль, что за «Ман Сити» Кайоде так и не сыграл, зато вышел против него в составе «Шахтера» в Лиге чемпионов.

Кононов, Черевченко, Ананас

— В «Арсенал» вас привел Олег Кононов?
— Да. Мы пересеклись в июле в Австрии. Я сыграл в составе «Аустрии» против «Арсенала» в контрольном матче, открыл там счет, мы сыграли вничью. Я сразу понравился Кононову. После игры он сказал: «Хочу видеть тебя в Туле».

Через месяц «Арсенал» подписал меня, и я пообещал Кононову, что буду бороться за него в каждом матче. Тренер выстроил отношения так, что все сплотились вокруг него. Атмосфера была великолепной. Кононов общался со всеми, шутил, улыбался. Каждый игрок чувствовал себя особенным.

(Александр Мысякин, Sport24)
Александр Мысякин, Sport24

— Черевченко вас совсем не знал. Как складывались отношения с «Арсеналом»?
— Он такой же хороший тренер для нас, как и Кононов. Так же доверяет мне и ставит на прежнюю позицию. Он тоже может посмеяться, но когда дело доходит до работы, убирает шутки в сторону.

Проблема у меня с обоими тренерами тоже общая — язык. Приходится обращаться через переводчика, это все замедляет. А вот время для видеоразбора у них разное: у Кононова уходило больше получаса, Черевченко хватает пяти-десяти минут (когда разбираем матчи — дольше).

— Кононов долго уходил в «Спартак». Как это переживали?
— Ох, тяжело. Мы побеждали в каждом матче, и его уход был странным. Когда после поражения от «Ахмата» нам сказали, что Кононов точно уходит, я не поверил: «Что-о-о? У нас только все наладилось! Что нам делать?» Кононов был нужен нам, он многое делал для «Арсенала».

— Хотели бы поработать с ним в «Спартаке»?
— Любой хочет!

— Кто придумал вам прозвище Ананас?
— Хагуш. Я не обиделся — круто, если команду это веселит. Все из-за моей прически. Сейчас у нас появился Большой Ананас — Коне! Это отличный трансфер.

(arsenaltula.ru)
arsenaltula.ru

Хотя Бакари в команде совсем недолго, уже любит командовать: «Прикрой, подстрахуй, сделай то или это!» Также много подсказывает Левашов — от него я узнал, что такое «право и лево».

А покричать на меня любит Григалава — это и правильно, я могу ошибаться. Зато как они с Кантиком (Кантемиром Берхамовым) потом шутят! Кричат мне: «Ананас, Ананас». Я для Гии прозвище не придумал. Думаю, и не стоит, а то убьет меня!